Доставлено: убийство

Эндрюс Донна

Кто только не выступал в роли частного детектива!

Старушки, школьники, домохозяйки, писатели, адвокаты!

Но ТАКОГО частного детектива в мире еще НЕ БЫЛО!

Дело об убийстве блестящего программиста ведет… ВИРТУАЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ!

Искусственный разум, расследующий вполне РЕАЛЬНОЕ преступление?

Да!

Но… КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО?

Если виртуальная личность — ЖЕНЩИНА, возможно ВСЕ!

Понедельник, три часа ночи. Главное здание Универсальной библиотеки абсолютно пусто. В одном из полутемных кабинетов человек еще раз проверил содержимое карманов. Ключи, карточки, хирургические перчатки, пистолет. Набор отмычек — на всякий случай. Все на месте. Можно приступать.

Последняя уборщица ушла час назад. Здание патрулировали три охранника, но он спланировал свой маршрут с учетом их графика. Дежурные системщики с шестого этажа вряд ли пойдут куда-нибудь, кроме туалета или кухонной подсобки. Кроме этих людей, в здании никого не было, не считая программистов с седьмого этажа, куда он как раз и направлялся. Правда, они располагались в другом крыле и опасности не представляли. Сидели себе сгорбившись над клавиатурами, что-то там отлаживали или компилировали. Что еще могут делать программисты в три часа ночи? Он полчаса провел, наблюдая за их изображениями на мониторе, а они лишь иногда потягивались да снимали очки, чтобы помассировать глаза. Эти точно никуда не пойдут.

А если даже пойдут — одет он соответственно, чтобы не выделяться. Джинсы, кроссовки, кожаная куртка. Футболка с последней корпоративной вечеринки. Просто и неряшливо, как и должен одеваться программист. В таком камуфляже он легко сойдет за своего.

Мужчина посмотрел в окно. В небе над Вашингтоном дрожало желтое зарево, вымершие тротуары блестели, залитые светом уличных фонарей.

Пора.

1. ЖЕНЩИНА В ЗЕЛЕНОМ И МУЖЧИНА В СЕРОМ

Впервые город Отервилл назвали при мне Отравиллом в Бате, в заведении «Большой пароход». Но рыжий блатняга Хики Дьюи, от которого я это услышал, доберманов звал доброманами…

[1]

Тьюринг все рассчитала верно; всякий раз, когда он щелкал мышкой, на экран выскакивал очередной кусок Хэммета. Из наушников струилась успокаивающая музыка, что-то из 1929 года. Эх, вот это жизнь, подумал Тим, поднимая в честь Тьюринг банку с пепси-колой.