Адский штрафбат

Эрлих Генрих

Новая книга от автора бестселлера «Русский штрафник Вермахта»! Продолжение самого пронзительного романа о Второй Мировой. Трагическая судьба Russisch Deutscher — русского немца, смертника из 570-го «испытательного» (штрафного) батальона Вермахта.

Он родился на Волге, а вырос в Третьем Рейхе. Он прошел через самые страшные бои Восточного фронта и ужасы гитлеровского штрафбата. Он чудом вырвался из Брестского котла — чтобы попасть в еще более страшный «котел» Варшавского восстания. Он столкнется со штрафниками СС из дивизии Дирлевангера, которые превращали улицы Варшавы в выжженную пустыню. Он ужаснется зверствам мусульманских частей СС. Он выступит против командующего русской бригадой СС Каминского. И вместе с норвежцами из танковой дивизии СС «Викинг» будет защищать Варшаву от советских войск… За что он сражается? Кому хранит верность? Какую цену готов заплатить, чтобы вырваться из этой чудовищной мясорубки? И как сберечь в кромешном аду не только жизнь, но и человеческую душу?..

«Черт, вот ведь привязалось!» — Юрген Вольф даже крякнул от досады. Слова русской песни назойливо звучали в голове.

Почти год прошел с тех пор, как он в первый и в последний раз услышал эту песню. Он выкинул ее из памяти вместе с певшей ее русской девушкой, оказавшейся на поверку партизанкой. Гораздо сложнее было забыть скромненький синий платочек, несколько недель являвшийся ему в ночных кошмарах. Он раз за разом падал, вновь и вновь обнажая не опущенные девичьи плечи, а разрушенный партизанским взрывом госпиталь, где погибли его друзья. Эти кошмары сгорели в огне Орловской битвы, та битва сама была непреходящим кошмаром. Он и русский язык если не забыл — как забудешь?! — то загнал в самый дальний угол памяти. После отступления из Орла ни одно русское слово не сорвалось с его языка, даже в запале, он закрыл слух для русской речи и всячески сторонился местных жителей. Даже в мыслях — только немецкий, и вот на тебе!

— Проклятье! — воскликнул Юрген уже в голос. Он поднялся, с грохотом отодвинул стул, окинул взглядом караульное помещение, составленные в оружейную пирамиду винтовки, солдат, сидящих на лавках и клюющих носом в полудреме. Хоть бы один вскинул голову на произведенный им шум! Вояки… — Хюбшман! — гаркнул Юрген.