Приключения парижанина в Океании

Буссенар Луи

В романе «Приключения парижанина в Океании» события разворачиваются в далекой, загадочной Австралии, где любимые герои писателя знакомятся с жизнью аборигенов-папуасов.

Часть первая

КОРАЛЛОВОЕ МОРЕ

ГЛАВА I

Пролог. — Парижанин Фрике и его друг Пьер де Голь. Монте-Карло на крайнем Востоке. — Выставка сокровищ. — Макао. Игроки всех цветов, одинаково обкрадываемые. — Шестидесятилетний шулер. Торговцы людьми. — То, что называется «Баракон». Корабль «Лао-цзы». — Ложный путь. — Французы в западне.

— Итак, вы отказываетесь уплатить карточный долг?

— Нет, сеньор,

[1]

нет. Примите мои извинения. Я не отказываюсь, я только не при деньгах сегодня. Но вы знаете, что здесь, как и на вашей славной родине, карточный долг — долг чести.

— Гм… Долг чести. Смотря с кем имеешь дело.

— Я вам даю слово Бартоломео ди Монте… Никто здесь не сомневается в слове Бартоломео ди Монте.

ГЛАВА II

Строгий арест. — Моряк, который не согласен иметь кормилицу. — Замыслы бандита. — Страшные угрозы. — Почему бандит не выбросил обоих пассажиров за борт. — Два океанских пути из Макао в Сидней. — На всех парах. — Рискованный маневр. — Неминуемая авария. — Прощайте, хорошие дни. — На коралловой отмели. — Агония погибшего судна. — Капитан, который оставляет свой корабль первым. — Что произошло в трюме «Лао-цзы». — Побег эмигрантов.

Фрике был прав, а Пьер ошибался.

Они лежали связанные по рукам и ногам не в трюме, а в своей каюте. Сильное наркотическое средство сделало свое дело: оно ослабило мускулы моряков, иначе вряд ли веревки смогли удержать их.

С хладнокровием человека, бывавшего и не в таких переделках, Фрике попробовал разорвать веревки и, убедившись в их крепости, прервал молчание:

— Пьер, все это произошло по моей вине, я должен был учесть твои подозрения.

ГЛАВА III

Ужасные мучения пленников. — Нижняя палуба затоплена. — Бред. — Счастливая находка. — Плот. — Салют флагу. — Невольное заключение на острове. — Новые робинзоны. — Пленение краба. — Первая встреча с туземцами. — Прекрасный аппетит. — Красный платок как повод для объявления войны. — Подводная пропасть разделяет азиатский материк от островов Океании. — Нападение туземцев. — Отступление героев. — Триста человек погибли от рук людоедов.

Оба пленника лежали в темноте измученные, с воспаленными глазами, запекшимися губами и онемевшими руками и ногами, чувствуя, что скоро наступит конец. Во время суматохи на трап навалили груды вещей. Приток свежего воздуха почти прекратился, и несчастные французы задыхались.

— Мы сидим на рифах, — хриплым голосом прервал молчание Пьер.

— Тем лучше, — шепотом ответил ему Фрике, — скорее закончатся наши мучения…

— О проклятье! Моряк должен умереть в море, но не связанным, как мешок с сухарями.

ГЛАВА IV

Первые открытия в Океании. — Мореплаватели XVI, XVII и XVIII веков. — Магеллан, Менданья, Мендоса, Кавендиш, Симон Кордес, Зибальт Верт, Фернандес де Кирос, Бугенвиль, Торрес, Лемер, Схаутен, Виллем Янсзон, Ньюитс, Гертос, Ян Карстенс и Вилль ван Колстер, Эдельс и Гутман, Абель Тасман, Коули, Дампир, комодор Байрон, Джеймс Кук, Лаперуз, Боден, Крузенштерн, Дюмон-Дюрвиль. — Оргия над человеческим мясом. — Каннибалы Кораллового моря. — Слишком поздно. — Единственный уцелевший из двухсот китайцев. — Юнга с «Лао-цзы».

За исключением нескольких пустынных островов крайнего севера и юга, незаметно сливающихся с вечными льдами, все водное пространство земного шара находится в руках человека. Он давно покорил его, и, казалось бы, славные имена Колумба, Кука, Магеллана должны уйти в область легендарного.

Но, наоборот, теперь всем цивилизованным миром овладела какая-то лихорадка, толкающая на исследование малоизвестных стран. Чувство национального первенства никогда не играло такую важную роль, как в конце XIX века. Люди бросаются в глубь девственных стран, презирая усталость, болезни и смерть. Многие из них делаются мучениками, погибают и приносят свою кровь в жертву открытиям человечества.

В то время как мореходы и флотоводцы XVI–XVII веков довольствовались только поисками неизвестных стран и открытием их, ученый путешественник XIX века исследует новые земли и знакомит с ними мир.

Эра исследований сменила эпоху открытий.