Двойники

Ван Вогт Альфред Элтон

СОДЕРЖАНИЕ:

Дети будущего (перевод К.Простовой)

Владыки времени (перевод И.Щербаковой)

Двойники (перевод В.Антонова)

Любящие андроиды (перевод В.Антонова)

Неистребимые (перевод Ю.Семенычева)

Ускользнувшее из рук чудо (перевод И.Щербаковой)

Составитель:

Ю.Семенычев

Художник:

И.Е.Воронин

© Составление, оформление: издательство “Канон”, 1995

Альфред Элтон Ван Вогт

Двойники

Дети будущего

Глава 1

Кто-то пристально рассматривал одну из улиц земного космического городка Спейспорта. Он пользовался невидимыми линзами. Изображение предметов было детальным и четким даже сейчас, в ночное время.

На несколько секунд внимание наблюдателя сконцентрировалось на красивой вилле. Затем взгляд переместился дальше, на соседние дома, и наконец остановился на дальнем конце улицы, где на перекрестке располагалось низкое здание из металлических конструкций Это было квадратное сооружение высотой примерно в полтора человеческих роста. Наверху горела люминесцентная надпись: “Подземный вход”. Видимо, этот указатель очень заинтересовал владельца невидимых линз, и с их помощью он мгновенно “перепрыгнул” расстояние, отделяющее его от здания. Теперь он тщательно изучал очертания скользящих входных дверей здания и видневшиеся за ним указатели:

Из-под земли послышался глухой рокот, затем с едва слышным свистом раздвинулись двери За дверями начиналась шахта подземного лифта, который в этот момент вынес на поверхность семь человек: пятерых мужчин и двух женщин. Все тут же разбрелись в разные стороны, кроме двух мужчин.

Они шли по улице мимо той самой красивой виллы, когда наблюдатель перефокусировал на них свои линзы, приспособившись к скорости их шага. По всей видимости, его интересовали именно они.

Глава 2

За несколько минут до того, как Дезмонд Рейд вышел от Лейнов, невидимый Наблюдатель внезапно покинул свой пост и через мгновение оказался в трех кварталах от него.

Казалось, это место было выбрано не случайно, так как он сразу же сосредоточился на разворачивающейся перед ним сцене. От небольшой группы подростков вдруг отделился худенький невысокий мальчик и кинулся бежать — прямо к тому месту, где расположился неизвестный. В тот же момент один из более старших подростков бросился за ним вдогонку. Первый бежал неровно, делая неуклюжие прыжки, иногда падая. Старший быстро нагнал его и, прыгнув, повалил на траву рядом с белой оградой. Однако поверженный мальчишка сопротивлялся и даже сумел протащить фута на три упавшего вместе с ним преследователя. От Наблюдателя их отделяло теперь не больше десяти футов, и он телепатировал мальчику:

“Тебе нужна помощь, сын?”

“Нет, отец”.

“Все в порядке?”

Глава 3

Прошло уже минут десять, как Эстелл пришла в спальню. Медленно раздеваясь, она пыталась разобраться в нахлынувших на нее противоречивых чувствах к мужу. Она и желала и противилась его приходу. Так и не услышав его шагов, поджала губы и решительно надела пижаму и халат. Но вновь поддавшись смутному ожиданию, неловко присела на край кровати… Растерянное выражение на ее лице сменилось вспышкой гнева, возмущения и давней, уже привычной обиды. Вздохнув, она подумала: “Эт-т-тот человек! Невозможный тип!”

Эстелл вернулась в кабинет. Лейн был около бара и смешивал себе коктейль. Увидев жену, он галантно протянул ей свой стакан, но та лишь молча покачала головой, не очень полагаясь на свой голос.

— Позволь, я приготовлю твой любимый коктейль?

На ее губах промелькнула усмешка: хорошо бы посмотреть, как он помнит, что она любит! Но нет, лучше не стоит выяснять. Его забота и внимательность могут ослабить ее решимость, а в этом нет ничего хорошего. Нет, благодарю покорно. Эстелл вновь покачала головой: нет, ни за что.

И тут она почувствовала на себе пристальный взгляд мужа — как будто ее сфотографировали во весь рост. Когда-то раньше она смеялась, что Джон поедает ее глазами. Ей это нравилось, вселяло уверенность в себе. Теперь, к сожалению, она ощутила только раздражение. И дело было не в Джоне: после десяти лет одиночества Эстелл уже не чувствовала в себе прежней привлекательности: да, она уже не “лакомый кусочек” в его глазах, и его долгое добровольное отсутствие лишь укрепляло ее в этой мысли.

Глава 4

Время будто остановилось. Сложив прочитанную газету, Лейн взялся было за другую, но тотчас отбросил ее и медленно пошел за новой порцией спиртного. Гнев переполнял его, он задыхался. Расстегнув воротник рубашки, он неподвижно сидел, не спуская глаз с часовой стрелки. Была уже полночь. Судорожно сжав стакан, он сделал глоток и в этот момент услышал, что кто-то приближается к дому. Лейн резко встал и подошел к окну: послышались чьи-то голоса — звонкий девичий и низкий, чуть хрипловатый мужской. Затем он увидел, как двое поднялись на освещенное крыльцо — высокая стройная девушка со светлыми волосами и юноша постарше ее, лет восемнадцати. Они стояли, полуобнявшись, как в танце. Потом девушка поцеловала своего провожатого в правую щеку.

— Доброй ночи, Ли.

— Доброй ночи, подруга. — И он исчез из поля зрения Лейна, шагнув к двери. Послышался звук вставляемого в скважину ключа, щелчок замка, и дверь открылась. Юноша вновь появился и протянул девушке ключ, который она спрятала в сумку. Хлопнула входная дверь. Все еще стоя у окна, Лейн видел, как юноша быстро направился к калитке и, выйдя за ограду, свернул направо.

Из холла доносились неясные звуки, и Лейн, неслышно ступая по толстому ковру, прошел туда и увидел спину дочери, склонившейся над котенком. Нежно прижимая к себе пушистый комочек, девушка повернулась и увидела отца… На секунду она замерла от неожиданности и бросилась к нему. Обняв одной рукой его за шею, она продолжала другой прижимать котенка. Чуть смущаясь, она поцеловала Лейна в правую щеку.

— О, папа, ты вернулся. Наконец-то!

Владыки времени

Глава 1

Нет, она не могла решиться! На нее внезапно повеяло холодом, ночь угрожающе обступила ее со всех сторон. У ее ног зловеще плескалась вода, словно сейчас, когда она передумала топиться, широкая, черная река затягивала ее, не в силах смириться с потерей этой жертвы.

Она поскользнулась на мокром склоне, и ее охватил безотчетный страх. Ей казалось, что из темноты к ней тянется что-то ужасное, чтобы схватить и утопить ее. Она быстро начала подниматься вверх по склону и, задохнувшись, почти упала на ближайшую скамейку в парке. Ей было неприятно и стыдно, что она позволила себе поддаться этому бессмысленному страху. Наступило какое-то оцепенение, которое не рассеялось, даже когда она увидела, что по дорожке идет какой-то высокий худощавый человек. Даже когда она поняла, что он направляется к ней, она почувствовала только слабое удивление.

Неприятный желтый свет фонаря падал на него сзади, и она не могла разглядеть его лица. Когда он заговорил, в его голосе слышался какой-то слабый иностранный акцент. Это был хорошо поставленный голос образованного человека. Он спросил:

— Вас интересует калонийский вопрос?

Норма с недоумением посмотрела на него и вдруг рассмеялась. Это действительно было смешно, просто до ужаса, до истерики забавно! Когда сидишь вот так, собираясь с силами, чтобы еще раз попробовать броситься в реку, чтобы раз и навсегда со всем покончить, и вдруг появляется какой-то ненормальный и…

Глава 2

Идя по безлюдной ночной улице, она внезапно остановилась. Звук, который раздался где-то в ее голове, был похож на тихий, еле слышный шепот, это был почти неуловимый шум работающей где-то неподалеку машины, какого-то механического устройства. На мгновение все ее внимание сосредоточилось на этом звуке, и так же внезапно, как и появился, он вдруг стих и замер окончательно. И снова перед ней была только пустынная в этот ночной час улица.

Тусклое призрачное освещение делало все вокруг каким-то ненастоящим и зловещим, и Норма почувствовала, что в ее душе растут сомнение и страх. Она сощурила глаза, чтобы разглядеть номер дома, возле которого она остановилась, и почти не удивилась, увидев цифру триста двадцать два. Это был тот самый дом! Внутри было темно, а на оконном стекле белели какие-то объявления. Норма подошла ближе и прочла: “Сражайтесь за храбрых калонийцев”, “Калонийцы борются за свободу, присоединяйтесь к ним”, “Если вы сами можете заплатить за проезд, — это хорошо, если нет, мы отправим вас туда за свой счет”.

Были там и другие объявления, но по сути все они разными словами повторяли один и тот же призыв, который звучал очень искренне и эмоционально. Конечно, все это было незаконно. Но тот человек в парке и не скрывал этого. Эти рассуждения почему-то успокоили ее, и она решительно вынула из сумочки ключ.

По обе стороны от окна были двери. Та, что справа, вела в помещение конторы, где принимали добровольцев для направления их в Калонию, а за левой дверью Норма увидела слабо освещенную лестницу, по которой она поднялась наверх. В квартире на верхнем этаже никого не было. Когда она вошла, она заметила на двери щеколду. Норма сразу же задвинула ее и только потом устало побрела в спальню. Уже лежа в постели, она снова услышала знакомый, еле различимый шум работающей машины. И снова ее поразило то, что шум этот раздается как бы у нее в голове, а не проникает туда извне. В самую последнюю секунду перед тем, как заснуть, она ощутила легкую вибрацию, как будто по ее нервам пробежал слабый заряд тока.

Этот странный, необъяснимый шум продолжался всю ночь. Она поворачивалась, меняла положение и, на мгновение просыпаясь, ощущала слабую вибрацию.

Глава 3

Ощущение кошмара, в котором Норма все это время находилась, исчезло, когда она сошла с автобуса у полицейского участка. Солнце щедро заливало своими лучами мостовую, радостным был даже шум уличного движения. Вокруг была жизнь — привычная и нормальная, и к ней стала возвращаться вера в себя.

Теперь, когда она нашла ответ на вопрос, что же с ней произошло, он оказался неожиданно простым. Гипноз! Именно под его воздействием она увидела, как огромная черная машина вспыхнула ярким пламенем. Кипя негодованием по поводу того, как бесцеремонно с ней обошлись, она занесла ногу, чтобы ступить на обочину.

Нога не слушалась. Мышцы отказывались действовать. Она заметила, что на расстоянии примерно десяти футов от нее стоит какой-то человек и смотрит на нее округлившимися от испуга глазами.

— Боже мой! — воскликнул он. — Наверное, у меня галлюцинации.

Он быстро зашагал прочь, и Норма, отметив про себя его странное поведение, не нашла в себе сил хоть как-нибудь отреагировать. Она чувствовала такое умственное и физическое опустошение, что ей было даже не до любопытства. Неверными шагами она пошла по тротуару. У нее было ощущение, что кто-то или что-то держит ее, сильно и безжалостно, и для того, чтобы двигаться, ей приходится преодолевать сильнейшее сопротивление. “Это машина”, — подумала она, и ее охватила паника.

Глава 4

По крайней мере, никто не вмешивался в ее личную жизнь. Никто никогда не поднимался по темной, узкой лестнице в ее крошечную квартирку, кроме нее самой. Вечером, после того, как вербовочный пункт закрывался, она бродила по шумным, заполненным толпой улицам. Иногда она ходила в кино, если была надежда, что фильм позволит ей на какое-то время расслабиться и забыть об атмосфере напряженности, в которой она все время находилась. Иногда ей попадалась книга по социологии, и тогда она вспоминала о своем давнем увлечении и забывалась на час-другой.

Но ничто, абсолютно ничто не могло заставить ее забыть о страшной реальности, которую являла собой машина. Она всегда чувствовала ее. Это было похоже на то, как будто ее мозг был охвачен стальным обручем. Было смешно читать о калонийской войне, о победах и поражениях — когда где-то в будущем вырисовывалась другая, великая война, война таких грандиозных масштабов, что пушечное мясо для нее приходилось добывать во всех столетиях. И добровольцы шли! Темные и светлые, молодые и не очень, угрюмые, жесткие, сильные. Среди них было много ветеранов прошедших войн. Это был непрерывный, нескончаемый поток, поглощаемый в дальней, тускло освещенной комнате И вдруг в один из таких безликих дней она подняла голову от старой, запачканной стойки, и перед ней стоял Джек Гарсен!

Он облокотился на стойку и смотрел на нее, и Норма с удивлением отметила, что он почти не изменился за те десять лет, что они не виделись, только лицо, пожалуй, стало более жестким, да вокруг темно-карих глаз появились морщинки усталости. Пока она в немом оцепенении разглядывала его, он произнес:

— Конечно, я должен был прийти. Вы были первой женщиной, затронувшей мои чувства, а также и последней. Когда я писал вам письмо, я еще не отдавал себе отчета, как сильны эти чувства. Ну, что тут у вас происходит?

Двойники

1

Время: семнадцать десять. До реактивации кристалла осталось менее пятнадцати минут.

Для Эдит Прайс хорошо одетый молодой человек, который вошел в библиотеку, был типичным представителем летней публики в Харкдэйле. Она отличалась от жителей городка, на которых сейчас и сама Эдит походила. Записав его имя — Сет Митчелл — и полагая, что ему нужно получить временный абонемент, она протянула ему регистрационную карточку.

Но он нетерпеливо оттолкнул ее, и Эдит впервые вслушалась в то, что он говорил.

— А-а! Так вам нужен кристалл?

— Именно! — ответил он. — Я хочу получить назад небольшой камень, который я подарил музею несколько лет назад.

2

Проехав несколько раз по городу, Эдит примерно в половине десятого наконец увидела приметный золотистый “кадиллак” Сета Митчелла и припарковала машину напротив входа в мотель.

Под деревьями, где она остановилась, было почти совсем темно, и это ее порадовало. Но даже под надежным укрытием темноты, она чувствовала, как сильно бьется ее сердце и пылает лицо.

“Зачем мне это нужно?” — спрашивала она себя.

Она самокритично призналась себе, что рассчитывала на летний роман, что было довольно глупо для двадцатисемилетней женщины, которой следовало бы серьезно подумать о замужестве.

Ее мысли неожиданно прервались. С того места, где она находилась, ей была хорошо видна дверь домика, около которого был припаркован “кадиллак”. Дверь открылась. В дверном проеме, освещенном изнутри, показалась приземистая фигура человека, которого она видела с Сетом днем. Эдит непроизвольно затаила дыхание, когда этот человек вышел и закрыл за собой дверь.

3

Поначалу Эдит Прайс приняла худощавого молодого человека в комбинезоне за обыкновенного, не слишком грамотного фермера.

Она записала его имя — Сет Митчелл — и только через мгновение изумленно подняла глаза.

Перед ней было осунувшееся, огрубевшее от палящих лучей солнца и порывов ветра лицо с впалыми щеками и больными глазами. И тем не менее этот человек поразительно походил на вчерашнего Сета Митчелла.

Она догадалась, что это, наверное, тот самый Сет Митчелл, о котором рассказывала мисс Тилзит. Судя по всему, здесь был целый клан Митчеллов с кузенами и кузинами, похожими друг на друга.

Она продолжала размышлять над этим, и вдруг неожиданно поняла, о чем он все время невнятно мямлил.

4

Майами.

В этом поющем городе Сет Митчелл, думая о Боге, часто называл его про себя “Музыкантом”. Под этим он подразумевал, что его жизнь была подобна музыке, а сама музыка — симфонией или, по меньшей мере — концертом.

Кто-то свыше, без сомнения, считал его подходящим инструментом.

Ведь у него были деньги, женщины, хорошая карьера игрока — и все это без особых усилий, ведь он был таким послушным инструментом в общем оркестре. Совсем неплохо для провинциального паренька, оказавшегося в большом городе, когда ему исполнилось только двадцать лет.

Но сейчас “Музыкант” почему-то заказал. печальную ноту.

Любящие андроиды

Полиция примчалась на срочный вызов андроида, и карета скорой помощи увезла бесчувственное тело Аниты Коплэнд, принявшей слишком большую дозу снотворного.

Офицер полиции А.Саттер, заполняя отчет, отметил, что андроид, вызвавший полицию, по своему поведению был необычайно похож на человека. В отчете говорилось:

Когда они с напарником наконец закончили отчет, они в замешательстве посмотрели друг на друга.