Аномальные каникулы

Гравицкий Алексей

Палий Сергей Викторович

Одни ходят туда за артефактами в надежде поскорее обогатиться. Других влечёт жажда знаний. Третьи мечтают добраться до исполнителя желаний и предотвратить катастрофу… Но что привело в Зону отчуждения шестерых подростков?

Их не манит мрачная романтика.

Детям здесь не место, однако, у них совершенно особенная, понятная только им цель.

Они не похожи на сталкеров: не готовы убивать, не станут цапаться из-за наживы, да и вообще мыслят иначе. Но Зона не различает тех, кто переступил её границы. Она ломает, меняет людей.

Навсегда.

Глава первая. Мёртвый лес

Коробки, ящики, ветошь. Из-за металлической бочки выглядывали длинные девичьи ноги. Наташка о своих достоинствах знала не хуже окружающих и подчеркивала их всегда и везде, даже там, где не нужно. Вот и сейчас натянула на себя коротенькие джинсовые шорты. Вернее, не шорты даже, а джинсы с отрезанными штанинами.

Сверху, подчиняясь моде, шортики едва покрывали копчик, и то лишь когда Наташка стояла. А снизу… В общем, штанины были срезаны под корень, в напоминание о них остались лишь разлохмаченные края. Но даже этих лохмушек Ворожцов не видел: ноги уходили за бочку и оставляли простор для фантазии.

Ворожцов дорисовал продолжение и почувствовал, как вспыхнули уши. Всё-таки что ни говори, а Наташка красивая, хоть и глупая. Впрочем, сама-то она себя глупой не считает и ведёт себя соответственно. Этакая доступно-неприступная красавица. Доступная для всех, если верить тому, что болтают. Неприступная для Ворожцова.

Наташка с первого дня смотрела на него сверху. Дескать, ты мальчик ещё, ничего не понимаешь в жизни, и ничего тебе со мной не светит. Ворожцов и не претендовал. Ему нравилась Леся, а вовсе не Наташка. Именно об этом он сейчас себе и напоминал, глядя на Наташкины ноги и наступая на хвост собственным фантазиям.

Грузовик тряхнуло. Зазевавшийся Ворожцов треснулся головой о бочку. В бочке и в голове от удара загудело — кажется, на одной ноте. Зато все мысли о Наташке, Лесе, ногах и других частях тела вышибло враз.

Глава вторая. Переправа

Тимур терпеть не мог взрослых. Раздражала их привычка указывать, что он ещё слишком мал для самостоятельных решений. Он уже давно не ребёнок, и все поучения предков только действуют на нервы. Какой прок в заботе и воспитании, если от них хочется бежать подальше?

Отец с самого детства навязывал Тимуру спортивный образ жизни и записывал в разные секции. Спортивная гимнастика, плавание, ушу, карате… Тимур нигде не задерживался надолго — не умел проигрывать. Это жило где-то в генах: победа давалась ему легко, как нечто само собой разумеющееся, зато любое поражение было равносильно трагедии. А в секциях всегда полно сильных и ловких ребят, умеющих больше, чем новичок. И даже если стараться — найдётся разрядник, которому унизительно проиграешь.

Последняя выходка отца окончательно доконала Тимура. Тот притащил его к какому-то знакомому тренеру по боксу и попросил поставить удар, а то «фигурные махи ногами в драке могут не выручить». Мужик с красным одутловатым лицом оценивающе поглядел на Тимура и подозвал мосластого пацана лет двенадцати. Велел:

— Поработайте минутку. Посмотрим.

Тимур натянул перчатки, вышел на мат и принял защитную стойку. Пацанчик расхлябанно подошёл и, не поднимая рук, заулыбался. Обидно, с превосходством. Эта наглая улыбка взбесила Тимура, и он решил проучить сопляка. Ударил прямым в голову. Резко и неожиданно. Но пацан прочитал атаку, словно заранее знал, что его ждёт. Легко ушёл в сторону и зарядил по печени так, что у Тимура мгновенно потемнело в глазах. После этого добавил прямой в разрез. Неожиданно сильно для своей комплекции. Из носа хлынула кровь, замутило, и пришлось повиснуть на шведской стенке, чтобы не упасть. Пацанчик снова ухмыльнулся и стянул перчатки.