Пасынок Судьбы

Громов Мефодий

Хладнокровный Убийца и ребенок в душе… Романтично, неправда ли? Это не описание злодея или антагониста, это — наш главный герой. А может ли Убийца быть главным героем, спросите вы, нет? А если тем человеком, кто попытается его изменить окажется очаровательная спутница? Ну а тогда если он сам изменится, пускай и не по своей воле? Все еще нет?

Тогда, значит, что все мы очень плохо знаем великого Мастера, имя которого будет звучать на устах у детей, а после его смерти о нем напишут невероятные легенды. И одну из этих легенд написал ваш покорный слуга, будучи очевидцем событий, которую, кстати, вы держите в руках…

Часть 1

Глава 1

Я бежал по темной улице, перебежками скрываясь в тенях некоторых освещенных улочек ночного города Парм…

Этот город один из самых больших в Редуме. Хоть и Редум не очень большая страна с малым процентом населения людей с высоким развитием интеллекта, ее кормят поистине талантливые ремесленники и кузнецы, мало кто из других стран может сравниться изготовлениями, которые делают «Редумские мастера». В Парме охотно принимают мастеров разных специальностей, будь то кожевник, тряпочник (читай: портняжник), лекарь или писарь; являясь как бы связующим звеном с другими странами в деле продаж, контрактов и торговли. Однако не только ремесленники живут и зарабатывают хорошие деньги в Парме; в богом забытых улицах, ходах и переулках получают задания люди, которых называют Убийцы…

…Пьянящее чувство свободы, ветер несется в лицо, я ускоряю бег, что бы насладиться этим чувством еще больше, но, как назло, мне надо поворачивать в очередной переулок. Я — Убийца. Я работаю, когда нормальные люди давно нежатся в своих кроватках, наслаждаясь хорошим сном. Я убиваю, чтобы дать возможность жить дальше еще большим людям. Убийство — моя профессия. Многие даже не подозревают о существовании Гильдии Убийц. Те же, кто знают, либо пытаются нас остановить, охотясь на нас, и те, кто не имеет такой возможности, умирают…

В эту Гильдию попадают в основном сироты, которых бросили родители и которых ни в какие гильдии не принимают, потому что доступные они с шестнадцати лет. Таких сирот воспитывают с самого детства, тренируют в единственной Гильдии Убийц Редума не только, как правильно убить. Попавший сюда должен овладеть начальным этапом подготовки: умственное и физическое развития. И только после разговора с главой Гильдии, новички могут поднимать свое мастерство дальше.

Начальный этап — это один из самых… даже, пожалуй, самый важный этап подготовки. В нем учат не только отжиматься и решать головоломки, на самом деле физический и умственный уровни сильно зависят друг от друга.

Глава 2

Проснулся я от ощущения тревоги. Во всем трактире буйствовал хаос. Поднявшись, быстро умылся и начал собираться: надел чехол на правую руку, за пояс недлинный меч, кинжал, метательные ножи, натянул капюшон. Все, пора посмотреть, что там твориться. Не успел я пройти и два шага из комнаты как меня сбили какие-то наемники. По-крайней мере одеты они были явно не по-солдатски: кожаная броня, толстый ремень, меч за поясом, за спиной арбалет, в таких же кожаных штанах и сапогах. Они явно не ожидали, что кто-то выйдет из комнат на такой шум. Зачем? Крики, ну крики, это не их проблемы, они спят. И настроены «гости» явно не для разговоров, да и неприветливые какие-то, вон, стоят, ухмыляются, смотрят на меня как на таракана, мешающегося под ногами.

— Ну, че стоишь? Других дел нету? — Да, настроены они были явно не поболтать, — Убирайся отсюда, пока мы не помогли.

Не выношу хамства. Пожалуй, знай они, что я мастер оружия, они бы даже не пискнули на меня, разбежались кто куда, стараясь не попасть под мою руку. Ну что ж, значит надо познакомиться с ними.

— Кхм, господа, — начал я, постепенно повышая голос, — у меня был рабочий день, после него, как вы знаете, полагается отдых, где он? Меня будят ранним утром крики, и, не успев выйти из комнаты, сбивают какие-то хамы, утверждая, что помогут мне убраться отсюда, если я быстро не забегу назад!

Наемники, посмотрев на меня, сначала опешили от такого натиска, потом, видя, что оказались в глупой ситуации, покраснели. Со стороны это смотрелось как три здоровенных мужчины испугались какого-то паренька, одетого в черное. Честно говоря, мой вид создавал впечатление на окружающих, я так же заметил, что наемники, скорее всего новички, когда я повысил голос, пытались каким-то образом спрятаться друг за другом в тесном коридоре, где с трудом уместятся два человека. Это был чисто инстинктивное чувство — страх.

Глава 3

Нам предстояло преодолеть границу Редума. Честно говоря, я пока что даже не представлял, как буду это делать. Да, сейчас там намного меньше стражи в связи со смертью генерала. Но я ни разу не бывал на границе своей страны, что бы знать количество стражников, когда все более-менее спокойно в стране. Остается только думать на месте, других выходов я не вижу. Хм, а может Аля знает?

— Аля, ты знаешь, сколько стражи на границах твоей страны?

Она задумалась.

— Нет, я приехала в Редум с королевской семьей, и не видела стражи на границах.

У нее был странный блеск в глазах. Она поиграть захотела, что ли?

Глава 4

Мне показалось, что мое тело оказалось в вакууме, я пытался, но не мог понять, в каком положении оно находилось. Но главное было то, что в мой мозг вливали информацию за последние несколько лет. Казалось: зачем? Зачем мне неправильные воспоминания? Я не хочу забыть Мастера! Хм… а кто это? Мои последние воспоминания — Аля, кот, Мастис. Я не хочу их потерять! Я не хочу забывать о том, как меня воспитывали в Ги… где? Я хочу помнить тот урок, когда я потерял контроль над своим гневом и из-за своей юной глупости чуть не умер от потери крови. Я сопротивлялся этой агонии, но моя воля слабела.

Я чувствовал, как потоки моих воспоминаний запираются на замок, который невозможно открыть. Замок без ключа. Моя энергия засыпает и вряд ли когда-то проснется. Может, воспоминания вам и удалось спрятать, но адские тренировки тело никогда не забудет. Наверно…

Это было последней моей мыслью перед беспробудной тьмой и неизвестностью будущей жизни.

Я открыл глаза. Голова была пуста, как будто после долгого сна. Зевнув, я встал на ноги и тут же почувствовал холод. По телу пробежала мелкая дрожь. Волоски встали дыбом, и я некоторое время прыгал на месте, согреваясь. Этого времени мне хватило, что бы осмотреть место своего пребывания. Бедный домик, сложенный из монолитных многотонных блоков черного камня. Без аксессуаров, но опрятный. Стоп, я осматриваю свой дом, будто я тут первый раз, хотя живу здесь уже более полутора лет. Привыкнув к холоду, зашел в другую комнату умываться.

Посмотрев в зеркало, я усомнился в реальности происходящего. Передо мной стоял не человек, а какое-то решето для боевых действий. На лице вертикальная полоса шрама, видимо нанесенная неумелыми руками, грубая и широкая. Шея, плечи, ребра, спина — все отмечено шрамами. Многие были большими, попадались и такие, которые с первого взгляда и не увидишь. Только сейчас я обратил внимание на длинные черные волосы, ниспадавшие на плечи и предплечья. Мм… мягкие, мне нравится. Улыбнулся, качнув головой и начал оглядываться в поисках душа.

Глава 5

Вскоре прошло трое суток и под вечер, перед сном, я пытался разговорить Айнера:

— Слушай.

— Мм?.. — он был уже в полудреме.

— А зачем ты стал путешественником?

Где-то с полминуты он не отвечал. Я уже подумал: он спит, но вдруг пошевелился:

Часть 2

Глава 1

Бредовые сны без смысла и повествования, реальность, в которой я просыпался весь в липком и холодном поту, с пересохшим и осипшим горлом — все это перемешалось в какой-то сумбур, в котором не то, что я, никто не смог бы разобраться.

В редкие моменты, когда я бодрствовал, если так можно назвать бездумное вглядывание в темно-зеленый потолок, больше похожий на крышу шалаша, обложенную ветками, с наполовину прикрытыми веками, и пытался понять, где нахожусь.

Повернуть голову я почему-то не мог: она лежала на чем-то, что крепко держало ее не только в неподвижном состоянии, еще и под определенным углом. У меня еще не было достаточно сил, чтобы встать, да что там встать? Я поднять руку-то не мог, вот и приходилось довольствоваться бесплатным и доступным сейчас: тупо пялиться в потолок. Правда, удовольствия мне это не доставляло: просыпался я то днем, то ночью, и на совсем небольшой промежуток времени — не больше минуты. Много раз я просыпался и слышал рядом собой голоса, слышимость была такой плохой, что я даже не был в состоянии определить какому полу принадлежит голос…

…Пока меня несли, я чувствовал каждую рану на теле, полученную в той бойне в подвале, но ничего не мог поделать. Уложив меня на кровать, кто-то позвал врача на том языке, котором мы общаемся с Алианой.

Глава 2

Эти ужасные и очень опасные (я убедился в этом на своей многострадальной шкуре) джунгли наконец-то кончились… Четыре дня, вы представляете?! Четыре дня нам понадобилось, что бы наконец выйти на равнину из непролазных дебрей! Четыре дня мы питались преимущественно змеями, скорпионами, агнацией (при упоминании о ней у меня начинались рвотные позывы), абсолютно неудобной землей в качестве постельного места, ужасной влажностью, двенадцатичасовыми проливными дождями и так далее и тому подобное!.. К чему упоминать, что днем мы могли умереть от банальной гипертермии из-за палящего солнца и дикой влажности, а ночью замерзнуть, потому что я каждый вечер выбивался из сил, разводя огонь. Ох, чего мне это стоило… Сейчас я пожалел, что у меня не было при себе банальной увеличительной линзы…

Но на четвертый день, примерно в послеполуденное время мы ступили, наконец, не на влажную почву, а на сухую землю, чему были чрезмерно рады и упали прямо на месте. Вы не представляете, что такое сухая земля и открытое пространство после четырех дней хождения босиком по сырым веткам с кучей хищников!..

— Предлагаю остаться здесь навсегда!..

— Согласна! — блаженно отозвалась Алиана, потягиваясь на земле.

Моя спутница сильно переживала насчет моих босых ступней, когда я предупредил ее смотреть под ноги в связи с большим количеством маскирующихся змей. Мы однажды даже поговорили об этом, и выяснилось, что у внешников все носят обувь, а Алиана, в свою очередь, сильно удивлялась, когда я рассказал, что у нас ходят босыми большинство киров.

Глава 3

Импровизированный на скорую руку настил из веток кустарника превосходно сохранял тепло, не позволяя земле высасывать его из моего тела ночью. Может, поэтому я спал настолько прекрасно, или это из-за красивого стража, который охранял мой покой? Не имею ни малейшего представления на этот счет. В данный момент я в наглую развалился на лежанке и упрямо не хотел открывать глаза ни под каким предлогом. Но едва выглянуло солнце, воздух стал нагреваться, и дремать тут же перехотелось.

Быстренько перекусив небольшим количеством мяса недавно пойманной змеи, я только сейчас оглянулся на Алиану, которая подтянула колени к груди и положила на них голову, прислонившись спиной к стене кустарника. Смотреть на нее было жалко: она едва-едва держала глаза открытыми.

Я потрогал ее лоб, он был горяч и мокр. Солнце только-только выглянуло, до зенита еще около пяти часов, потом еще четыре часа жары прежде, чем станет немного холоднее.

— Идти можешь?

Мне показалось, что она услышала меня лишь спустя несколько секунд: