Леди Печалей

Дарт-Торнтон Сесилия

ВВЕДЕНИЕ

Это вторая книга трилогии «Горькие узы».

В первой книге «Заклятие немоты» рассказывается о девушке, потерявшей память и речь, вынужденной заниматься изнурительной работой в Башне Исс, доме Всадников Бури или Летучих Курьеров. Всадники бороздят небо на крылатых конях — эотаврах. Множество эстафетных башен разбросано по Империи Эрис в мире, называемом Айя.

Силдрон, самый ценный металл в империи, имеет свойство отталкиваться от поверхности, что позволяет любому объекту зависать в воздухе. Именно из этого материала сделаны подковы у крылатых коней. Кроме того, он применяется в строительстве летающих кораблей, покоряющих небеса. Только андалун, другой металл, может нейтрализовать эффект отталкивания.

Изредка Эрис посещает странное явление, известное как

шанг,

сопровождающееся перезвоном и разноцветными всполохами света. Когда подобная аномалия проносится над землей, людям приходится прикрывать головы талтри, специальными шляпами с закрепленными на них сетками из третьего металла — талиума. Он обладает замечательным свойством защищать человека от воздействия шанга. Надо заметить, свойство очень важное, потому что иногда во время бури из незащищенного мозга извлекаются моменты наивысшего напряжения чувств и страстей из прошлой жизни, и эти призрачные картины прокручиваются в воздухе вновь и вновь, пока через несколько столетий не исчезают сами по себе.

Мир за пределами Башни населен не только обычными людьми, но и загадочными бессмертными существами, владеющими магией. Некоторые из них безобидны и доброжелательно относятся к людям, другие же, наоборот, злобны и опасны.

ГЛАВА 1

ВАЙТ ДАУН РОРИ

Маска и зеркало

Наступил нетилмис, месяц дождей.

Свирепые штормы следовали один за другим, наступая друг другу на пятки, потом подули зимние ветры. Они проносились по земле мощными шквалами, тоскливо завывая между ветвей почти обнаженных деревьев и безжалостно срывая последние листья.

В доме колдуньи в Байт Даун Рори девушка чувствовала себя рожденной заново. Все казалось удивительным и волнующим, она не могла поверить, что чудесное исцеление действительно произошло. Имриен смотрела на себя в зеркало, дотрагивалась до возрожденного лица, ощущая под пальцами нежную кожу. И говорила, говорила, пока не охрипла.

В то время как безостановочно работал язык, руки продолжали изучать новые черты.

Незнакомое лицо обрамляли густые, тяжелые волосы цвета золота. Свет лампы отбрасывал красные блики на шелковые пряди. Девушка не была уверена, что это красиво, слишком много навалилось новых впечатлений, чтобы сразу все оценить. Самое главное, она больше не безобразна. В настоящий момент только этот факт имеет значение. Но Имриен не чувствовала радости, опасаясь, что в любую минуту все может вернуться или то, что она видит, — просто иллюзия в зеркале Маэвы. Но с другой стороны, те же черты отражались и в спокойной воде, и в полированной бронзе. Так что, вполне возможно, что новое лицо настоящее, если, конечно, не предположить, что это еще одна маска, прикрывшая прежнюю, безобразную.