Игры с тенью

Демченко Антон

Поход к Крыше Мира долог и небезопасен, особенно для человека, пусть даже и темного мага. Вот только деваться Тимму некуда. Уж очень ему нужно разобраться в природе своих способностей, да и не только ему. И риссам, отправившим его в этот путь, и хоргам, ожидающим его прибытия в Аэн-Море, — всем чем-то интересен начинающий адепт Тени…

ПРОЛОГ

В первый день плавания лин Доннариэль ла Сольвейн оказалась в крайне затруднительном положении. Когда линт Эллиар ла Сольвейн не вышел к завтраку, свита советника не очень-то и взволновалась. Эллиар частенько засиживался допоздна в своей каюте, работая с документами. Но… Советник не вышел и к обеду, не отвечал на стук, и в конце концов Донна приказала выбить двери в его каюту.

Линт лежал на полу без сознания, широко раскинув руки, а рядом валялся выпотрошенный ларец. Гадать о том, что произошло, смысла не было. Заполнившие каюту свитские загомонили, кто-то крикнул магов, и двое помощников Эллиара со всей возможной осторожностью переложили его тело на кровать. Из ошарашенного ступора, в котором все это время пребывала Донна, ее вывел удивленный возглас Дарта, поднявшего с пола какую-то безделушку.

— Что там? — приходя в себя, спросила Донна, краем глаза наблюдая за возней магов у изголовья отца.

— Взгляни сама. — Дарт протянул эйре небольшой изящно гравированный пустотелый цилиндрик, судя по всему, серебряный.

— Думаешь, это важно? — нахмурилась Донна, не переставая наблюдать за безрезультатными потугами магов привести Эллиара в чувство.

ЧАСТЬ I

ХОРОГЕН

Глава 1

Чешуйчатые недоразумения…

Этот солнечный день Т'мор запомнил надолго, и не только потому, что «Ищущий» хоргов вошел в бухту Меельса. Прилетевший за полчаса до рассвета и явно задолбавшийся махать крыльями Уголек недовольно оглядел своего разбуженного хозяина, после чего с каким-то мстительным блеском в рубиновых глазках просто рухнул в сознание Т'мора, одновременно заползая татуировкой на руку.

Разум человека буквально захлестнуло волной из обрывков воспоминаний, каких-то смутно знакомых лиц, разговоров, звуков и еще черт знает чего. Но спустя мгновение это дикое месиво внезапно улеглось, оставив в голове звенящую пустоту… и кристальную ясность. Стоило Т'мору на мгновение задуматься, как перед его мысленным взором предстала вся короткая жизнь крылатого напарника: с момента его пробуждения от зова хозяина где-то в кромешной тьме и до момента приземления точно на грудь Т'мора, накачавшегося по самые гланды вином в обществе хоргов. И все это сопровождалось четким знанием, что это его, Т'мора, личные воспоминания! Родные и неотъемлемые. От подобного «умножения» памяти и без того ослабленный возлияниями мозг послал своего хозяина на фиг и ушел в отпуск… до утра, которое началось с кошмарной головной боли и жуткого голода, еще и усилившегося после наложения чар Арролдом. Впрочем, это не помешало Т'мору договориться со своим новым родственником о том, чтобы съехать на берег сразу, как только корабль причалит. Холодная мокрая погода вкупе с постоянной качкой, тем более усилившейся после ночного возлияния, достали и хорга, так что Арролд с радостью вцепился в предложение Т'мора и тут же развил бурную деятельность по сбору вещей и подготовке к выселению.

Оказавшись на пирсе, немного пришедший в себя после садистского лечебного заклинания «родственника» Т'мор оседлал только что выгруженного из трюма Серого, и теперь они на пару пританцовывали от нетерпения. Хаук — бодро цокая копытами по гранитным плитам мола, а Т'мор — ерзая в седле и кидая недовольные взгляды на Арролда. Впрочем, молодой, по меркам своей расы, хорг отстал от фамильяра

По дороге к постоялому двору, предложенному новым «родственником», Т'мор без устали вертел головой, стараясь рассмотреть как можно больше в суете недавно проснувшегося города. Причудливо изгибающиеся улочки, маленькие пятачки площадей, украшенных фонтанами, проносились мимо с немалой скоростью, но и так Т'мор умудрялся рассмотреть нечто интересное. В отличие от порта, здесь темные не сновали где ни попадя. Пешие в основном двигались по узким тротуарам, проложенным вдоль высоких домов, сложенных из дикого камня, а повозки, кареты и всадники — по центральной части улиц. Исключение составляли здоровенные темно-серые личности, чинно шествовавшие прямо по проезжей части… скорее всего, потому, что ни один тротуар их не вместит. Это были массивные горные уты, о которых Т'мор читал в библиотеке и-Нилл, но никогда не видел живьем. Эти существа предпочли жизнь на территории хоргов и суются в Шаэр лишь в сопровождении армий своих белогривых союзников. Гиганты, больше трех метров роста, облаченные в тяжелые белые балахоны, двигались неспешно, но при этом спокойно обгоняли катящиеся рядом кареты, заставляя влекущих их лошадей нервно фыркать. Увидев лицо одного из этих существ, двигавшегося встречным курсом, Т'мор еле сдержал улыбку. Высоко вздернутые седые брови, почти идеально круглые глаза, пухлые щеки и маленький рот придавали уту вид удивленного младенца… Большого такого младенца. Правда, спустя мгновение улыбаться расхотелось. Гигант зевнул, обнажив нехилый набор игольчатых белоснежных клыков, при этом небольшой рот растянулся до невероятных размеров, и Т'мор сглотнул. Судя по всему, при желании серый монстр запросто мог перекусить его пополам. Вторым исключением стали хорги. Эти господа передвигались, как хотели и где хотели, но не заметить их было невозможно. Даже на Торговой площади, которую Т'мор и Арролд миновали по краю, их легко можно было увидеть в царившей на торгу толчее, поскольку хоргов всегда окружала пустота. Этакий круг безопасности диаметром в два-три метра. Судя по всему, хозяев здесь уважают.

Вообще, Меельс показался Т'мору гораздо богаче по составу народов и рас, его населяющих, чем Двойной город. Хотя кое-кого из знакомых по Порт-Лиану народов парень так и не увидел. Например, за все время пути к гостинице им не встретилось ни одного человека или тора. Про представителей эйре и вовсе можно промолчать. Дольше минуты они здесь попросту не прожили бы. Наверное, микроклимат не тот.

Глава 2

Шопинг и всяческая чешуя

После сытного обеда, сдобренного немалым количеством легкого и ароматного ягодного напитка — лиалла, заменявшего здесь вина риссов и эйре, Т'мор вытащил своего нового родственника на прогулку. Тот, правда, поначалу сопротивлялся, дескать, ему нужно как следует изучить накопившиеся материалы и тому подобное, но довольно быстро понял, что без сопровождения человек в Меельсе может влипнуть так, что новых материалов любознательному хоргу не видать как своих заостренных ушей. После чего тяжело вздохнул и согласился на небольшой променад по городу.

Прогулка вышла на удивление спокойная, прохожие не обращали ровным счетом никакого внимания на молодого человека в ринсе, с тяжелой тростью в руке, мирно беседующего с высоким белогривым хоргом. Жителям было не до гостей города. Всяк спешил по своим делам, а холодный ветер, порывами налетавший с моря, заставлял ускорять шаг, чтобы побыстрее добраться до дома, поближе к камину с весело потрескивающими в огне поленьями.

В отличие от кутающихся в теплые накидки жителей города, Т'мор и Арролд никуда не торопились. Есть свои плюсы в знакомстве с «огневиком». Стоило первому порыву ветра пахнуть в лицо хорга, как тот одним небрежным движением наложил на себя и человека вязь, которая тут же окутала их теплым, непроницаемым для ветра коконом. Так медленным, прогулочным шагом приятели добрались до центра Меельса, полюбовались на мощную цитадель из серого, искусно обработанного камня, игравшую здесь роль дворца управителя города и последнего рубежа обороны в случае нападения, после чего двинулись по краю площади, раскинувшейся перед замком, периодически заглядывая в многочисленные лавки, плотным кольцом обступившие этот мощенный мелкими вытертыми камешками «плац». Обозвав так главную площадь города, Арролд счел необходимым пояснить, что это не шутка. Давняя традиция хоргов предписывала организовывать ежегодные смотры городских вооруженных сил именно на главных площадях городов. По этой причине на них не ставятся памятники или фонтаны. В любых других местах градоначальник может хоть по дюжине статуй втиснуть, а на центральной площади — ни при каких условиях.

Подивившись такой традиции, Т'мор хмыкнул и устремился к очередной лавке, на витрине которой красовалось несколько столь любимых всеми мужчинами игрушек. Оружейная лавка оказалась темным, чуть запущенным помещением, в дальнем углу которого за небольшой, богато украшенной резьбой конторкой устроился типичнейший тор. Проснувшись от звона старинного колокольчика на двери, крепко сбитый представитель горного народа смерил вошедших недовольным взглядом глубоко посаженных глаз и, расправив ладонью шикарные пышные усы, недовольно пробурчал что-то, похожее на приветствие. Ничуть не смущенные таким приемом, Т'мор и Арролд ответили тору кивками и принялись осматривать выставленную вдоль стен богатую коллекцию всевозможного оружия. Правда, если Арролд больше засматривался на легкие мечи и шпаги, украшавшие левую стену лавки, то Т'мор буквально прикипел взглядом к различному метательному оружию, расположившемуся на многочисленных подставках у противоположной стены. Да уж. Метательные ножи, удобно устроившиеся на специальных перевязях, это, конечно, хорошо, но не всегда удобно. Особенно, если вспомнить о дальнобойности. Можно было бы обзавестись луком, благо представлены они в лавке в сумасшедших количествах. Вот только опыта обращения с этим капризным оружием у Т'мора нет совсем, а значит, нужно присмотреть что-то попроще. Например арбалет. Благо, этого добра здесь не меньше, чем луков, и все разные, на любой вкус… Т'мор с молчаливого разрешения хозяина лавки взял с полки один из самострелов. Необычная машинка. В Свободном Городе ему приходилось сталкиваться с арбалетами, и во многом они были похожи на тот агрегат, что он держал сейчас в руках… Черненые стальные плечи, матово-черный корпус без малейших изысков, блочная система, удобный приклад и прицельная рамка… Но были и серьезные различия. У этого арбалета абсолютно незнакомый Т'мору способ натяжения, больше всего похожий на систему подачи патрона в древнем помповом ружье, и непонятно, для чего предназначено длинное прямоугольное отверстие в торце корпуса. Неплохо было бы разобрать это чудо местной техники, полюбопытствовать, как оно работает. Парень покрутил самострел в руках, пытаясь представить себе его внутреннее устройство, и лишь спустя пару минут попробовал натянуть тетиву. Бесшумно провернулись блоки, и струна тетивы легко и послушно встала на взвод.

— Желаете испытать его? — скрипучим голосом лениво поинтересовался тор, заметив интерес Т'мора. Парень с готовностью кивнул, и тор услужливо распахнул почти незаметную дверь рядом с конторкой, оказавшуюся выходом на длинный и узкий задний двор, обнесенный высоким каменным забором. Эдакое маленькое стрельбище в центре Меельса.

Глава 3

Прорыв как средство решения проблем

Едва массивные городские ворота распахнулись навстречу восходу, пара нетерпеливо гарцующих скакунов дружно ударила копытами о брусчатку мостовой и, сорвавшись с места, ветром понеслась по тракту. Старательно вырубленное вокруг городских стен поле огласил фирменный рев хаука. Серый, еще недавно терпеливо сносивший скуку морского путешествия, не постеснялся выразить свою радость при виде просторов полуденного Хорогена. Напуганная мощным гласом хаука, над ближайшей рощицей взвилась целая стайка разнокалиберных птиц и, матеря наглого скакуна на всех своих птичьих языках, устремилась ввысь.

— Весна, — пробормотал Арролд, подставляя лицо лучам восходящего солнца.

— Как весна? — опешил Т'мор, до сих пор уверенный, что зима еще толком и не начиналась. Ну в самом деле, что это за зима такая, если вода в лужах и то не каждый день замерзает?!

— Так, — пожал плечами хорг. — Через пятнадцать дней наступит декада Первоцвета, если хочешь знать.

— Что за декада? — вздохнул Т'мор.

Глава 4

Что хоргу юмор, то тору ступор

Кто бы мог подумать, что для прекращения трактирных приключений Т'мору стоило лишь обратить внимание на факт их чрезмерной частоты? Иначе как можно объяснить, что за весь вечер ни человеку, ни хоргу не довелось поучаствовать даже в самом маленьком мордобое… Равно как и прочим многочисленным посетителям, к вечеру набившимся в обеденный зал, как сельди в бочке. Нет, мелкие ссоры пару раз возникали, но их быстро разрешали два коренастых тора с внушительными дубинками в руках, выползшие в зал, едва солнце коснулось горизонта.

— Знаешь, а ведь я здесь не единственный, кто заинтересовался трактирщиком, — заметил Арролд, потягивая пряный отвар из небольшой чашки. Т'мор только неопределенно хмыкнул в ответ, но хорга реакция человека ничуть не удручила. — Местные завсегдатаи усиленно обсуждают одну и ту же тему: куда делся настоящий хозяин двора и что за хмырь влез на его место.

— Вот как? — рассеянно промычал Т'мор.

— Эй! Очнись, парень. — Хорг тряхнул человека за плечо. — Неужели тебе действительно это неинтересно?

— Арролд! Неужели тебе все еще мало приключений? — в тон приятелю фыркнул Т'мор.

Глава 5

Хоргов бояться — в Лиист не ходить

Человек приоткрыл глаза и попытался подняться с кровати. Но тут и без того размытая картинка перед его взором окончательно помутилась, и Т'мор с тихим стоном рухнул обратно на подушку. Словно выстрел, голову пронзила острая боль, заставляя парня скрежетать зубами и раздирать пуховую подушку пальцами с мгновенно отросшими длинными когтями.

— Ни хрена ж себе попраздновали победу! — тихо заметил Т'мор и, перекосившись от второго приступа головной боли, договорил: — Лучше бы меня вчера оборотни схарчили…

— Не оборотни, а выворотни, неуч… Наконец-то очнулся, великий победитель тварей ночных! — Веселье вошедшего в комнату Арролда заставило Т'мора поднять ментальные щиты. — Что, голова болит?

— Угум, — промычал Т'мор.

— Ну, это дело поправимое. — Арролд жестом фокусника выудил из-под плаща небольшую пузатую бутылку темного стекла и, щелкнув по ней острым ногтем, водрузил на столик рядом с кроватью Т'мора. Окинув взглядом неподвижно лежащего, бледного как полотно человека, хорг вздохнул: — Ну да, опять все сам… Помощи от тебя, конечно, не дождешься…