Акробат

Добронравов Юрий Николаевич

Первые годы после распада СССР. Ветеран афганской войны знакомится со странным человеком. В результате этого герой попадает в другой мир, где его ждут приключения, опасности, предательства и настоящая любовь.

Глава 1.

Знакомство.

Раздолбанный троллейбус маршрута N 47 под завязку набитый нервными озлобленными людьми периодически проваливался в дорожные колдобины, вызывая очередной всплеск головной боли. Даже если прислонить голову к холодному стеклу, это мало помогало. Не помогали и противные брызги мелкого дождя, влетающие в вагон через открытую форточку, которую так и не удалось закрыть еще, наверное, с самого лета. В карман тоже лезть не имело смысла – последняя таблетка "Пенталгина" была проглочена еще два часа назад, но сколь-нибудь заметного облегчения не принесла. Алексей Корогод стоял возле окна, сжатый со всех сторон своими сотрудниками – работниками машиностроительного завода. Рабочие не получали зарплаты месяца четыре, и это обстоятельство не добавляло им дружелюбия. Время от времени до Лехи долетала ругань и угрозы, упреки за отдавленные ноги и грубые требования освободить двери и позволить выйти.

Задняя дверь, не выдержав напора осаждающих ее снаружи и обороняющих изнутри, поклацала пускателями и отказалась повиноваться кому бы то ни было. В том числе и водителю. Народ, чертыхаясь, потянулся через весь вагон к средней, еще работающей двери. Лешка с тоской думал, что скоро и ему нужно будет расталкивать людей, пробираясь к выходу. Но самое неприятное ждало впереди – нелегкий и скорее всего бесполезный разговор с бывшей женой. Безусловно, Светка не согласится и на этот вариант размена квартиры, как и на все предыдущие. Все кончится скандалом, истерикой, может быть, как и прошлый раз, дракой со Штырем – теперешним сожителем Светланы.

– Для кого-то жизнь – зебра – полоса черная, полоса белая. У меня же, кажется, не зебра, а таблица настройки цветного телевизора на экране черно-белого. Никаких оттенков, никаких цветов, только мрачная серость. Полоса белая, серая, темно-серая, темнее, еще темнее, еще…И в перспективе белизны, вроде бы не ожидается, скорее, сплошная чернота. Прямо зло берет! – думал Лешка, стиснутый со всех сторон, как килька в консервной банке. Настроение, как и у всех окружающих, было ни к черту. Да еще эта боль…

Когда же началась эта беспросветная «зебра»? Нужно бы разобраться, вспомнить, но, чем больше думаешь и вспоминаешь, тем сильнее заводишься, психуешь. В результате – головная боль… Эти мысли… Лезут и лезут в голову, не дают спать по ночам, а днем вводят в какое-то заторможенное состояние. Никуда от них не деться, не прогнать, не отвлечься… Самому противно, никогда раньше не возникала эта проклятая жалость к самому себе.

Конечно, можно винить военкома, который вместо спортроты отправил Алешку в Афган. Но, ведь, сам виноват, не нужно было бить фэйс его родичу. Подумаешь, приставал к Светке, оскорблял, матерился! Мало ли других хамов, так нет, выбрал именно этого – «такого дяди племянника»!

Глава 2.

Урок физики для начинающих экстрасенсов.

Начало ноября на юге Украины – не самое приятное время. Золотая осень отошла в прошлое, ее место заняла пасмурная, дождливая пора. Непонятная погода, толи туман, толи мелкий дождь, непонятная температура – вроде и не холодно, но налетит порыв ветра и пронизывает насквозь. От быстрой ходьбы Алексей вспотел и то расстегивал куртку, то снова ее застегивал, когда ветер напоминал о себе неожиданным порывом, заставляя зубы стучать друг о друга.

Они уже минут двадцать шли по пустому шоссе неизвестно куда. Впрочем, неизвестно куда было только Лешке. Новый знакомый же шел размеренным шагом и, казалось, не испытывал никакого дискомфорта от противной погоды и неровного асфальта и луж под ногами . Таксист наотрез отказался везти их дальше поста ГАИ. Не помогли ни обещания «двойного счетчика» ни заверения, что они не бандюганы…

– Нет, ребята, и не уговаривайте. Машина у меня не дешевая, а жизнь еще дороже. На трассе сейчас опасно, а вы – бог вас знает, кто вы такие. Может, мне ваши деньги боком выйдут – это было сказано после экстренного торможения непосредственно перед постом. Делать было нечего, они вылезли из машины, и пошли пешком по пустынной трассе. Водителя можно было понять – последнее время было совершено несколько жестоких преступлений против таксистов и дальнобойщиков. Поэтому, ночью на трассе редко можно было встретить машину. Даже видавшие виды водители дальнего следования предпочитали парковать свои фуры возле постов ГАИ – все-таки безопаснее, чем ехать ночью по пустой темной трассе.

– Док, ты бы объяснил, куда мы идем, а главное, зачем? Что ты там болтал про экстрасенсов, линзы и другие миры? Серьезно, а то чувствую себя дураком, и мне это не нравится. Возьму и пошлю тебя ко всем чертям, развернусь и домой пойду, – бурчал Алексей, не скрывая раздражения.

– На, остынь, – попутчик протянул ему бутылку минералки, – Чтобы на все твои вопросы ответить нужно много времени. К тому же, ты уверен, что поймешь? Как у тебя с теоретической физикой?