Вампирская сага Часть 1

Доминга Дылда

Обыкновенная девушка живет и зарабатывает себе на жизнь в этом сумасшедшем мире креативными идеями. Однажды, прийдя на встречу с клиентом, она обнаруживает, что не все ужастики - просто ужастики. С этого момента жизнь ее переворачивается с ног на голову: с одной стороны, она уже не одинока, с другой - стоило ли это того...

Дылда Доминга

Вампирская сага Часть 1

Глава 1

Билли весело и жизнерадостно напивался в одном из своих любимых баров в компании новых девушек. Он был представителем новой рассы - созидателей стиля и рекламных компаний для масс. И даже напивался не банально водкой или виски, а нескончаемым перечнем коктейлей, как-будто и в этом занятии он должен был блеснуть оригинальностью своей мысли.

   - Тимми, - позвал он пробегающего мимо официанта, - налей-ка мне "соленую собаку".

   - Держи, - улыбаясь, протянул ему коктейль мужчина с татуировками в облегающей черной майке.

   - А, старина Джейк, - обрадовался Билли. - Это бармен, - кивнул он девчонкам. Те радостно захихикали, пялялсь на татуировки Джейка.

   - Тебе уже можно было бы собаку без водки, - тихо заметил приятелю Джейк.

Глава 2

   Она мчалась сквозь город, сломя голову. Как-то сумела поймать такси, кое-как они почти объехали пробки. Город стала окутывать вечерняя темнота, он загорался сотнями огней и крохотных красных стоп-сигналов машин. Выскакивая практически на ходу из машины, Сэм зацепила колготки - дырки не миновать, чертыхнулась, в очередной раз сожалея о том, что рабочий стиль одежды исключал ее любимые брюки, и понеслась в заведение. Едва переведя дыхание, она почти налетела на охранника, и с трудом объяснила ему, кто она такая, и что ей надо. Охранник только мягко улыбнулся, когда понял, о чем идет речь:

   - Да-да, - кивнул он, - я видел, как уходил Билли.

   - Чертов алкоголик, - ругнулась про себя Сэм, а вслух произнесла. - Да, это и есть наш коллега.

   - По вас так и не скажешь, - заржал охранник.

   Сэм состроила злую гримассу и попросила провести ее побыстрее к владельцу.

Глава 3

   Начитавшись книг о вампирах и борьбе с ними, Сэм решилась. Она отправилась на встречу с Дорианом на час раньше, прихватив заранее подготовленную для этого случая спортивную сумку с осиновым колом и молотком, не забыла взять с собой бутылочку святой воды, в кои-то веки надеть распятие, и только чеснок почему-то посчитала полным идиотизмом и брать не стала. Сэм опасалась, что охрана может ее остановить или отобрать сумку. Но на входе ее встретил все тот же приветливый охранник, и нисколько не обращая внимания на ее багаж, проводил во внутренние помещения. Сэм осмотрелась по сторонам в кабинете, как заправский сыщик, затем, прихватив сумку, отправилась по коридору в сторону известной комнаты. Когда она открыла ее и зажгла свет, сердце ее замерло от ужаса, но тут же бухнуло почти к пяткам, когда она обнаружила, что комнатка заполнена ведрами, швабрами, моющими средствами и прочей ерундой.

   - Конечно же, - треснула она себя по лбу, - ну конечно же, он перепрятал гроб. Вот идиотка. И, совершенно не зная, что же теперь предпринять, ринулась на выход. Но двери ей загородил Дориан.

   - А, Вы уже встали, - произнесла она. - А я решила Вас разбудить.

   - Очень смешно, - без тени улыбки отозвался он. - А в сумке - это, наверное, рождественские подарочки.

   И в этот момент Сэм поняла, что она не борец с вампирами, и все это было чистейшим сумасшествием, и теперь ей полный тотальный конец. Она выпустила сумку из рук на пол. Он раскрыл сумку при ней, изучил содержимое.

Глава 4

   Прямо над головой потолок начал сотрясаться так, словно по нему скоро должен был пронестись поезд. Низкий гул и вибрация пронизывали стены вокруг нее. Это не могло быть реальным, это никак не вписывалось в мирный сон старой многоэтажки, но по мере того, как шум характерно нарастал, приходилось верить.

   - Черт, да что ж это такое, - выругалась Сэм. А сама продолжала нервно прислушиваться к окружающим звукам. И так нестерпимо хотелось бежать, что лишь немыслимым усилием воли она заставила себя остаться там, где была. Сэм крепко обхватила себя руками за локти и слегка зашаталась на диване, опасаясь, что все вот-вот начнет рушиться прямо у нее на глазах.

   - Так не должно быть, - повторяла она сама себе, как заклинание. - Так не... - И невольно заглянула в середину себя, чтобы понять, что же на самом деле не так, и рассмотрела внутри незнакомый страх, клубком змей шевелящийся в ее сознании, дрожью расползающийся по рукам, заставляющий трепетать все тело. - Черт! - снова выругалась она, теперь уже не без причины. Кто-то поселил этот чертов клубок ужаса в нее, как инфекцию. И у нее были догадки, кто бы это мог быть. По-прежнему пребывая не в себе, она продолжила говорить вслух, даже собственный голос помогал ей хоть немного успокоиться: - Зачем ты делаешь это? Зачем?

   И тут напряжение стало отступать, и на его фоне глаза как-то резко стали влажными, и влага неожиданно пролилась из них, без всхлипываний и истерик, просто как знак облегчения, окончания панического страха. Она снова могла рассуждать. И практически сразу подумала о том, каков был их мир - такой же, наполненный невыносимым страхом? Или вся эта демонстрация была лишь эксклюзивным показом для нее персонально. Зачем он сделал это? Хотел напугать? Или это получилось невольно? Но, поскольку, его и близко не было видно, она почему-то склонна была думать, что все это было демонстрацией. Жестокой, продуманной заранее, имеющей какую-то цель. Цель дать ей что-то понять. Возможно, понять, насколько ужасен их мир. И что, если так всегда, если этот ужас не прекращается, если в нем нужно жить и существовать каждую минуту, дни, месяцы, годы. "Так не может быть", - подумала она, - "это прямой путь в дурку, никто не способен непрерывно находиться в таком состоянии. Или способен?" Последняя мысль снова заставила ее напрячься. И одновременно с этим, так хотелось прижаться к нему и вдохнуть его запах, что было совершенно странным и противоестественным в данной ситуации. Происходящее должно было напугать, оттолкнуть Сэм от него, заставить бежать прочь. Вот что было бы правильно. Но почему-то этого не случилось, совершенно. Она свернулась на диване в беспомощный клубок и наблюдала, как тихо высыхают на щеках недавние слезы, и такое же тихое умиротворение наполняло ее душу, словно не было никакого светопреставления несколькими минутами раньше, а были лишь приятные воспоминания и образы в ее голове: вот он наклоняется к ней и локон его волос цепляет ее за щеку, нежно проскальзывает по ней, и тело откликается на это прикосновение бегущими по коже мурашками.

   - Черт, - уже в который раз выругалась она снова. И изо всех сил постаралась быть собой: не впадать в истерики, но и не сходить с ума по каким-то романтичным образам в своей голове, словно безмозглая кукла. От этой попытки, самой по себе уже немало странной, отделить в себе себя-привычную от не-себя, нервное напряжение начало отдаваться маленькими покалываниями в кончиках ее пальцев, так, словно бы она прикасалась к сотням маленьких иголочек. Теперь борьба шла внутри нее самой. Ровно в тот момент, как она осознала это, она поняла, что с поездами было бороться легче. Все, что происходило снаружи, по крайней мере, позволяло оставить нетронутым ее внутренний мир, оставалось нечто, отделяющее происходящее от нее самой. Теперь же все было намного хуже. Она тщательно всматривалась вглубь, старалась смотреть беспристрастно, словно со стороны. С таким подходом начало получаться: она стала различать эмоции и то, что их вызывает. И когда она почти разобралась, почти выяснила и победила, заметила, что источник ее наваждений спокойно стоит в ее комнате возле окна, глядя на уличные фонари.

Глава 5

   - Что у нас сегодня на повестке дня? - плавно произнес Томас. Утро понедельника никогда не было его любимым временем. Впрочем, как и для Сэм. Практически всегда за выходные съезжая с рабочего графика, утром в понедельник она едва продирала глаза.

   - Разработка компании для сети супермаркетов. - Бодро отрапортовала новенькая девочка.

   Казалось, даже звук ее голоса заставил многих скривиться. Это было чересчур громко и жизнерадостно, как бойким молоточком по тазику, надетому на вашу голову.

   - Билли, - позвал Томас, и Билли с трудом оторвал склоняющуюся голову от стола. - Фигли вы ребята делали на выходных? - уже с ноткой возмущения в голосе заметил Том. - Саманта! Прием! Меня кто-нибудь сылышит? База-база, вызываю Хьюстон.

   - Полет нормальный, база, - пролепетал в ответ Билли, даже и не думая изображать возможность осознанной мысли на его лице.