Мир не меч

Апраксина Татьяна

Город.

Здесь обретают плоть сны и мечты.

Здесь на разных уровнях реальности, разделенных завесами, обитают люди и тенники – вампиры, оборотни, чародеи.

Чем выше завеса – тем меньше людей способны ее пройти и тем сильнее на ее уровне магическая, фантастическая грань реальности.

Но теперь в Городе стало происходить нечто странное и страшное.

Пятая – высшая – завеса обращается в кошмар, больше похожий на бред, а попавшие за нее люди теряют рассудок. Но что хуже всего, безумие постигает и прошедших завесу Смотрителей, веками защищающих Город от Пустоты хаоса.

Как спасти Город?

И главное – от кого или от чего его спасти?

Понять это смогут лишь сильнейший из Смотрителей Тэри Перевертыш и его друг, таинственный тенник Кира…

1

В этом Городе длинные зимы, в этом городе долгие ночи. Фонари освещают лишь малую часть улиц, и ночная дорога похожа на путь по шахматной доске – темное пятно, светлое, опять темное. Пешками скользят по обледенелым мостовым редкие пешеходы, вздрагивая и оглядываясь на шум, стараясь торопливо уйти подальше от приглушенного крика из подворотни. Там, всего в нескольких шагах от улицы, кого-то, наверное, грабят или насилуют. Но никому из одиноких пешеходов не приходит в голову прийти на помощь. Быстрее, быстрее прочь – и единственная мысль отражается на покрасневших от мороза лицах: как бы не поскользнуться. Прячут руки в карманы курток, нащупывая баллончики или электрошокеры, вцепляясь влажными от страха пальцами в заветные средства самообороны.

Витрины магазинов прикрыты стальными ставнями, а окна обитаемых этажей занавешены плотными шторами. Изредка теплый желтый луч выбивается из-за них, тая в кромешной тьме заоконного пространства. Подъезды здесь пропахли кошачьей мочой и кровью частых драк, страхом жильцов и плесенью, выедающей штукатурку. Стальные двери скалятся друг другу тремя-четырьмя замочными скважинами.

Юго-восточный район Города плотно застроен такими вот тесными и страшными кварталами, где непроглядна ночная тьма, серы и мутны похмельные утра, а летними вечерами из распахнутых окон орет через динамики дешевых, но мощных музыкальных центров блатняк. Цена жизни здесь – припасенный спичечный коробок и умение закрываться от ленивых ударов ботинками, кошелек или кожаная куртка, а может быть, имя приятеля, авторитетного на этой улице до того перекрестка. Девушки рано выходят замуж и быстро стареют, стремительно полнея и приучаясь горбиться – так безопасней. Сыновья их начинают с битья стекол, а заканчивают охотой на ночных улицах, дочери жмутся к тем, кто сильней и хамовитей.

Огонек сигареты, прикрытый ладонью, я вижу с добрых двадцати шагов. Человек в черном, с надвинутым на лицо капюшоном, стоит на углу дома. Он идеально сливается с ночью, с тенями – для взгляда любого из прохожих, но не для моего. Мне не нужно видеть – я чувствую его запах: пот, табачный дым, несвежее белье, адреналин. И еще – гвоздика и чабер. Люди для меня почти всегда пахнут пряностями.

Я неспешно иду по улице – не сутулясь, не спеша, но и не впечатывая ботинки в мостовую, как местные хозяева жизни. Когда до затаившегося в темноте остается шагов десять, поднимаю глаза и смотрю на него. Он робеет на мгновение, адреналином пахнет чуть сильнее, но все же делает пару шагов вперед. Теперь нас разделяет не больше метра.

2

Я просыпаюсь от того, что кто-то бесцеремонно плюхается рядом и локтем придавливает мои волосы. Не открывая глаз, тяну носом. Корица, бергамот, анис. Этот букет не перепутаешь ни с чем. Собираю пряди в кулак, высвобождаю – просить Лаана убрать руку или подвинуться бесполезно. Подвинется так, что отдавит вдвое больше. Он обнимает меня, прихватывает губами мочку уха. Трусь щекой о его подбородок – борода колется, это забавно. Зеваю и наконец открываю глаза.

– Соня, – смеется Лаан, – заспалась, ничего не услышала.

– Ну, тебя не проспишь, увалень.

Смотрю на него, лежащего рядом, подперев голову кулаком. Здоровенный мужик, всегда веселый и посмеивающийся в бороду. Приятная картина. Один из моих коллег Смотрителей. Его я люблю больше всех.

– Остальные тоже тут? – интересуюсь я, зевая.