Последние контрудары Гитлера. Разгром Панцерваффе

Коломиец Максим Викторович

Исаев Алексей Валерьевич

В марте 1945 года гитлеровцы предприняли последнюю попытку переломить ход войны, нанеся контрудар в районе озера Балатон. Здесь были сосредоточены лучшие танковые силы III Рейха — дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг» и др., укомплектованные убежденными нацистами и вооруженные новейшей бронетехникой (в общей сложности до 900 танков и самоходных орудий). Тогда как для Красной Армии данное направление оставалось второстепенным, поэтому войскам 3-го Украинского фронта предстояло отразить немецкое контрнаступление собственными силами, не рассчитывая на подкрепления из резерва Ставки, которые были необходимы для решающего штурма Берлина, полагаясь лишь на собственное мастерство и богатый боевой опыт. И наши войска выполнили эту задачу с честью, остановив лавину немецких танков, нанеся противнику решительное поражение и огромные невосполнимые потери. Разгром 6-й танковой армии СС стал для Германии настоящей катастрофой, а Балатон — могилой Панцерваффе.

В книге ведущих отечественных историков это грандиозное сражение впервые описано и проанализировано на современном уровне, с привлечением данных как советских, так и немецких архивов.

Книга также издавалась под названием «Разгром 6-й танковой армии СС. Могила Панцерваффе».

Введение

Бои у озера Балатон представляют особый интерес как пример последней крупной оборонительной операции советских войск во Второй мировой войне. Ход операции можно условно разделить на две фазы, в ходе которых Красная Армия последовательно отразила три контрудара и одно контрнаступление немецких танковых группировок. Боевым действиям присущ ряд характерных особенностей: немецкие войска массированно применяли танковые соединения; боевые действия часто велись не только днем, но и ночью; советские войска на данном участке фронта не имели крупных танковых частей, и удары противника отражала в основном противотанковая артиллерия, а танки и САУ использовались, как правило из засад.

Часть 1

ГИЛЛЕ И БАЛЬК СПЕШАТ НА ПОМОЩЬ

«Кто хоть раз побывал на озере Балатон, никогда не забудет его. Словно огромная палитра, расцвечено оно всеми цветами радуги. Голубое зеркало воды удивительно четко отражает изумрудную зелень берегов и ажурные строения под оранжевыми черепичными крышами. О Балатоне не случайно поют песни, слагают легенды» (Райгородецкий Е. Я. К Альпам. М.: Воениздат, 1969, С. 123).

Таким поэтичным вступлением начинает свое повествование о боях в Венгрии один из его непосредственных участников. Советские солдаты и офицеры сражались в Венгрии не в самое подходящее для любования местными красотами время: в январе-марте 1945 г. Однако они смотрели на венгерские пейзажи другими глазами. Это был взгляд победителей. Они месили грязь в двух шагах от столиц вражеских государств, конец войны был уже близок. Поэтому засыпанные грязно-серым снегом виноградники и леса, дома с выбитыми стеклами выглядели для бойцов Красной армии совсем иначе, чем для стороннего наблюдателя. Однако, нельзя сказать что внешне спокойный пейзаж был безопасным даже за линией фронта. Обстановка в Венгрии была скорее недружественной и цветы на броню не бросали. Венгрия была союзником Германии. Когда военная фортуна на какое-то время отворачивалась от Красной армии, с чердаков «строений под оранжевыми черепичными крышами» по советским солдатам и офицерам стреляли еще вчера кисло им улыбавшиеся венгры.

Танк Т-34–85 с десантом пехоты готовится к атаке. Венгрия, конец 1945 года (РГАКФД).

«Конрад I». Торопливая внезапность

Спешка с началом наступления обусловила не только выбор немцами рискованного плана операции, но и переход в наступление до завершения полного сосредоточения сил. К началу наступления успели сосредоточиться 32 % из состава 5-й танковой дивизии СС «Викинг» (28 эшелонов из 87), 66 % — 3-й танковой дивизии «Тотенкопф» (51 эшелон из 77) и 43 % — 96-й пехотной дивизии (20 эшелонов из 46). 711-я пехотная дивизия даже не начала выгрузку в назначенном районе. Сосредоточение всех этих дивизий завершилось только 8 января 1945 г.

Переход в наступление до полного сосредоточения сил усугубил и без того не блестящее состояние эсэсовских соединений. Несмотря на раскрученный в катящемся к краю пропасти Третьем Рейхе маховик военного производства, «Викинг» и «Тотенкопф» испытывали нехватку самого необходимого вооружения. Проблемой были даже пулеметы: из 1191 ручных пулеметов по штату в «Тотенкопфе» насчитывалось только 536 штук. Из полагающихся по штату 1011 автомашин повышенной проходимости у «Викинга» имелось 442 единицы, из 921 обычных грузовиков — 658. Это делало танко-гренадерские полки соединения весьма условно моторизованными. По применявшейся в германской армии системе оценки подвижности в % дает для «Викинга» достаточно низкий показатель, меньше 50 %. В свою очередь у «Тотенкопфа» было крайне мало БТРов, гораздо меньше, чем под Курском. Общее состояние соединений корпуса Гилле см. в таблице.

«Конрад II». Двойной удар

В ходе упорного сражения за Бичке войскам 3-го Украинского фронта удалось предотвратить прорыв эсэсовского корпуса на танкодоступную равнину. Тем самым эсэсовцев заставили сражаться в неблагоприятной для действий танков горно-лесистой местности к западу от Будапешта. До того, как на новом витке была возрождена «Паула» IV танковый корпус СС предпринял еще одну попытку прорваться к Будапешту. На этот раз была проведена перегруппировка сил на левый фланг корпуса, в полосу, прилегающую к Дунаю. Операция получила кодовое наименование «Конрад II». В советских описаниях событий вторая попытка прорыва обычно связывается с ударом в районе Замоля, хотя с точки зрения немцев этот выпад был частью «Конрада I». Однако ввиду того, что хронологически немецкий контрудар под Замолем перекрывается с «Конрадом II» имеет смысл рассказать об этих событиях в одном разделе.

Поскольку прибытие снятых с фронта между Балатоном и Дунаем советских дивизий под Бичке было трудно не заметить, немецкое командование решило сковать противника ударом с фронта в районе Секешфехервара. Тем более изъятие соединений с центрального участка советской обороны на внешнем фронте окружения Будапешта означало ее ослабление. Это обещало некоторый успех действовавшему здесь III танковому корпусу Брейта. Одновременно IV танковый корпус СС должен был возобновить атаки в направлении Будапешта по дороге вдоль берега Дуная.

Подбитый советскими войсками трофейный итальянский танк М15/42, использовавшийся немецкими частями во время боев в Будапеште. Февраль 1945 года (АСКМ).

«Паула» становится «Конрадом III»

В середине января 1945 г. начинало казаться, что неожиданно разразившаяся над 3-м Украинским фронтом гроза уходит. В 2.35 17 января командующий 4-й гв. армии отдал боевое распоряжение командирам корпусов:

«1. По данным пленных и перебежчиков противник отводит части СС с будапештского направления на запад.

Наблюдением отмечается и возможное оттягивание танковых частей, действовавших в районе Замоль, Шаркерестеш.

Командарм приказал: 1. Усилить разведку, наблюдение, особенно офицерское. Обеспечить захват пленных на всех участках.

2. Активными действиями разведчиков и отрядов преследования не допустить возможных попыток противника на отдельных участках оторваться с целью занятия более выгодных рубежей».

Восстановление фронта

Завершающие бои многих операций часто остаются в тени поворотных моментов сражений. Поворотный пункт оборонительных боев, решающий контрудар или переход противника к обороне оказываются подобны последним кадрам мелодрамы — герой и героиня сливаются в поцелуе и дальше по экрану идут титры. Дальнейшее существование героев, совместное проживание и походы в супермаркет никого уже не интересуют. Война в большей степени похожа на производственный процесс, нежели на любовный роман. В данном случае восстановление фронта не только показательно само по себе, но и является необходимой прелюдией к следующему сражению-мартовским боям, отражению удара 6-й танковой армии СС. Кроме того, успешное оттеснение немцев от Будапешта определило незавидную судьбу остатков гарнизона города.

Трофейный венгерский танк «Turan» II, захваченный в пригороде Будапешта. Февраль 1945 года (АСКМ).