Глоток кислорода

Полле Эрвин Гельмутович

Контакты с читателем. Эпилог-приложение к семейной хронике "Четыре жизни".

Контакты с читателем

Прошло более 11 лет, как меня принудительно уволили с Томского нефтехимического комбината («Увольнение»), но всё ещё временами накатывается тоска от нереализованного (не востребованного) интеллектуального потенциала. Не сказать, что бездельничал: и в Надином магазине 3 года исполнял функции экспедитора-водителя («Крах») и в техникуме пытался развернуться («Увольнение-2 или техникум-2003»). Сколько хорошо знающих меня высокопоставленных лиц Томска обещали помочь трудоустроиться в соответствии с умственными и физическими способностями, частично описано в книге «Четыре жизни. Пенсионер». Постепенно «возрастной поезд» набрал ускорение и в 68 лет остаётся только сожалеть об упущенных возможностях, снова и снова размышлять о целесообразности жизненного крутого поворота в 1977 г., когда забросил науку,

имя в научном мире

и ринулся в сферу промышленного производства. Все

живые

сокурсники и друзья, оставшиеся работать в институтах, там и продолжают трудиться, а я не у дел. Чёрт его знает, может со стороны проглядывают повышенные личные амбиции, но я так не считаю и пока (?) психологически не готов к работе вахтёром или дворником.

Единственной интеллектуальной отдушиной пенсионного безделья являются литературные происки. Сначала рассчитывал заработать на мелких рассказах, быстро убедился в бессмысленности (ныне что-то художественное напечатать, надо иметь скандальную известность, самому платить или, унижаясь, искать спонсора) и решил писать для себя и близких родственников. Оказалось, родственникам, за исключением папы, до самой смерти поддерживавшего меня морально, далеко не всё по нраву. Прежде всего, из-за откровенной манеры изложения внутрисемейного материала + зависть, обычная человеческая зависть.

В октябре 2003 г. открыл страничку в журнале Самиздат библиотеки Мошкова, в жизни возникла некая осмысленность. У меня не так много читателей по меркам интернета (за 6 лет ~ 150 тысяч раз открывали мои тексты, сколько это человек, 10 тысяч или 50 не поймёшь, в связи со спецификой учёта статистики Самиздатом). Тем не менее, появились оценки, комментарии и я сделал правилом каждый день (5–6 утра, льготный тариф) проверять и фиксировать статистику, немедленно реагировать на отзывы, включая те, что пришли по открытому домашнему адресу E-mail. Нестерпимо трудная жизнь в паре с котом Тимофеем, а тут как будто получал глоток кислорода. Интерес к ранее написанным текстам незнакомых людей убедил, работаю не зря, литературный труд превратился в смысл жизни. Постепенно количество жизненных фрагментов (четыре папки текстов «Мозаики»), обилие фотоиллюстраций потянули необходимость создания более или менее цельной картины жизни семейства Полле («Путеводитель по сайту»). Появились «Четыре жизни» в пяти книгах, две из них «Происхождение и родственники» и «Доцент» занимают 2–3 места по количеству посещений последние 12 месяцев (10–25 посещений ежедневно).

В настоящей работе я попытаюсь дать краткий документальный обзор контактов с читателями

Через полтора месяца после начала выкладки фрагментов «Мозаики» в Самиздат, 15.12.2003 г. получил письмо, достаточно неожиданное.

Фамильный круговорот

Дилогия «

Отец и сын»

завершена в ноябре 1996 г., распечатана на принтере, послана родителям в Германию, детям в Тюмень. Я был так рад, что смог уговорить папу написать первую часть «Так было!» Пару месяцев старательно литературно обрабатывал папин текст без искажения сути, объединил со своей работой «Русский немец. Рядовая (?) история». Неожиданно уяснил, выворачивание твоей души родственникам не нужно. Открыто негативно восприняли книгу мама, сестра Вельда, дочь Эльвира, косвенно — тётушки. Скажем, тётя Марта через несколько лет попросила ничего о ней не писать, якобы, из этой книги внуки узнали, что её дочь и их мать Эльза (моя кузина) родилась не от «титульного» мужа дяди Вани Пеннер. Любопытна реакция нескольких томских друзей. Скажем, Слижовы внимательно книгу прочитали, Тане больше понравилась первая часть, а Юре вторая.

23.10.2003 г. книга «Отец и сын» размещена в Самиздате, через 4 месяца — иллюстрированный вариант. Долгое время она лидировала по количеству посещений (всего её открывали 5587 раз). Выделю три контакта.

Первого — пятого декабря 2005 г. состоялся диалог с исследователем проблем немцев в России (СССР). Цитирую с небольшими купюрами.

Уважаемый г-н Полле, с большим интересом ознакомился с воспоминаниями Вашего отца и с тем, что Вы написали о своей семье, о себе. Я сам длительное время занимаюсь историей российских (не русских — здесь Вы не совсем точны в определении) немцев, защитил диссертацию по немецким поселенцам Казахстана и готовлю работу о заточении немецких мужчин и женщин в лагеря принудительного труда в годы германо-советской войны. У меня есть несколько вопросов к Вам, но об этом позже. <…> Сейчас редактирую сборник документов о пребывании немцев в лагерях Пермской (тогда Молотовской) области, и там опубликовано несколько документов о Вашем, как я понял, дяде. Полле Теодор Христианович: отрывки из его дневника, написанного в июле-августе 1941 г., приговор Судебной коллегии по уголовным делам Молотовского областного суда по делу Т.Х. Полле от 26 октября 1943 с осуждением его на пять лет ИТЛ. Архивно-следственное дело на него хранится в «Государственном общественно-политическом архиве Пермской области». Т.Х. Полле был реабилитирован Прокуратурой Пермской области в 1992 г…С уважениемВиктор Кригер (Viktor Krieger)