Последнее совпадение

Голдсборо Роберт

Не один писатель пытался возродить стиль Рекса Стаута, но лишь Роберту Голдсборо удалось уловить дух его неподражаемых детективов. Читателя ждет новая встреча с самым блистательным сыщиком нашего века. Крутые повороты сюжета, хитроумные интриги, сочные диалоги и тонкий юмор —

Ниро Вульф вернулся, чтобы победить!

Арчи Гудвин не успел отомстить негодяю, обесчестившему юную племянницу его подруги Лили Роуэн. Его опередили — труп насильника найден в гараже. Арчи оказывается в числе подозреваемых — и это еще одно запутанное дело, разгадка которого зависит от острого ума и детективного таланта Ниро Вульфа.

Глава 1

Ну и пусть «Таймс» назвала его лучшим бродвейским мюзиклом года — мне не впервой оказываться по разную сторону баррикад с этим многоуважаемым изданием. Я, кстати, и в театр-то пошел лишь потому, что Лили Роуэн позарез не терпелось поглазеть на это шоу; причем, как выяснилось, ей оно тоже особого удовольствия не доставило.

Правда, судя по поведению Лили, ей в тот вечер не угодил бы и сам Карузо на гребне своей славы. Непривычно тихая, за все время роскошного ужина в «Рустермане» она не произнесла и пары слов, сидела, словно воды набрала; а ведь мы лакомились форелью по-монтански, блюдом, которое ввел в меню сам Ниро Вульф, когда стал присматривать за рестораном после смерти своего старого и преданного друга Марко Вукчича. Да и позже, в театре, в самые, на мой взгляд, удачные и забавные моменты шоу Лили расщедривалась лишь на жиденькие хлопки или хилые смешки. Мои ребра за все представление так и не удостоились ни единого тычка — а именно таким образом Лили обычно выражает свой восторг в театральных ложах.

— Рискую прослыть занудой, но сегодня ты как никогда далека от той жизнерадостной и искрометно-остроумной спутницы, которая снискала мое уважение, почитание и, ух, даже обожание, — заявил я ей по дороге в такси, когда мы катили к её апартаментам, располагающимся на Восточной Шестьдесят третьей улице близ Центрального парка. В ответ меня наградили лишь вымученной улыбкой.

— Да, Арчи, я знаю… Просто я немного не в своей тарелке. Думала шоу приведет меня в чувство, но не тут-то было… Ты уж извини, дружок.

— Так и быть, передо мной можешь не извиняться, — великодушно сказал я. — Я тебя прекрасно понимаю — сколько раз и я бывал сам не свой, когда мы с Великим сыщиком влипали в очередную передрягу. Может, хочешь рассказать что-нибудь? Душу отвести.

Глава 2

Следующий день начался довольно буднично. Без четверти восемь я уже сидел за своим столиком на кухне нашего особняка, расположенного на Западной Тридцать пятой улице неподалеку от Гудзона; того самого особняка, который большую часть прожитых дней я привык именовать своим домом. А кухонный столик этот — едва ли ни единственное место, где я привык завтракать, если не гощу у Лили в Катоне или не сижу в тюремной камере; последнее, правда, за годы службы у Ниро Вульфа случалось со мной довольно часто.

Покончив с бокалом свежевыжатого апельсинового сока и чашечкой черного кофе, я уже приступил ко второй чашечке, заодно воздавая должное канадскому бекону и оладьям с тимьяновым медом, которые приготовил для меня заботливый Фриц Бреннер.

Ниро Вульф, верный своим утренним привычкам, вкушал завтрак, поданный ему на подносе прямо в постель, тогда как компанию мне составляла свежая «Таймс», укрепленная в подставку, которую я собственноручно смастерил, чтобы, читая газету, освободить себе обе руки для еды. Фриц Бреннер, непревзойденный шеф-повар и незаменимый винтик в механизме управления нашим хозяйством — тут он успешно конкурировал с Вульфом, — уже потихоньку готовился к обеду: возился с малютками-лобстерами и чистил авокадо.

Мы с Фрицем совместно разработали кодекс поведения, благодаря которому сумели все эти годы просуществовать под одной крышей в любви и согласии. Вот одно из наших золотых правил: Фриц не разговаривает со мной во время завтрака, а я не учу его готовить пищу; простенько, но действует безотказно! Впрочем, «Таймс» мне быстро наскучила: «Метс» плелись в таблице лишь на пятом месте, да и «Янки», ведомые тренером-самодуром, выглядели не лучшим образом.

Правда, после вчерашних событий удовлетворить моему взыскательному вкусу могла бы лишь статья о последних похождениях Франта Линвилла. Лили из кожи вон лезла, пытаясь отговорить меня от встречи с ним, тогда как я уверял, что даже словом не обмолвлюсь про её племянницу. Лили хмурилась, продолжая спорить, однако в конце концов сдалась, заставив меня побожиться, что про Норин я даже не заикнусь.