Пояс целомудрия

Дулиган Венди

Много испытаний на пути друг к другу встретят добропорядочная девственница Джейн Хейс и закоренелый холостяк Фрэнк Кеплен. Они не сразу поймут, что сила любви всегда побеждает ложные принципы и фальшивые идеалы, что счастливы они будут только вместе. Да, не сразу, но, к счастью, и не слишком поздно.

1

— Отпусти сейчас же!

Забившись в дальний угол роскошного нового «ягуара» Чарли Томсона, Джейн приготовилась зубами и ногтями отстаивать свою честь. Рот Чарли, источавший запах «бурбона», прижимался к ее рту, а рука лезла к ней под юбку.

Джейн отчаянно пыталась разжать его пальцы, но боялась, что все ее попытки сделать это бесполезны. Шестифутовый Чарли был на сотню фунтов тяжелее ее, находился в хорошей форме благодаря регулярным занятиям гимнастикой и справился бы с ней без всякого труда.

К тому же он был слегка пьян.

— Джейн, малышка, расслабься, — уговаривал он, с грацией орангутанга тиская ее груди через одежду. — Я знаю, в машине тебе неудобно. Чертовски жаль, что твоя соседка сегодня дома. Но мои апартаменты всегда…

2

Весь остаток дня Фрэнк ощущал себя, как на иголках. Пока героиня его колонки не закончит слушание в суде и не напишет статью для утреннего номера, делать было нечего, так что времени у него было уйма. Джейн слишком отличалась от женщин, которым он назначал свидания раньше, поэтому Кэплен пытался не думать о том приятном впечатлении, которое она произвела на него.

Он снова лениво просмотрел почту и прочитал от корки до корки последние номера «Паблик ньюс». Потом прибрал стол, сделал гирлянду из скрепок и помыл злополучные кофейные чашки. Возможно, ему придется брать интервью у Джейн именно за этим столом, а большой кавардак не пойдет на пользу делу. Честно говоря, он всегда придерживался убеждения, что стремление к опрятности свидетельствует о некоторой умственной отсталости, но Джейн было нельзя в этом заподозрить, хотя на ее столе был безукоризненный порядок.

Она была умна, удивительно сексуальна и таила в себе немалую опасность. Фрэнк поднялся и зашагал по комнате. Джейн — тот самый тип женщин, который приманивает мужчин им на горе. Девственница в двадцать шесть лет, она была ходячим, красиво упакованным искушением, рождавшим стремление обзавестись увитым плющом бунгало в пригороде, а также кучей ребятишек.

Но мгновение спустя Фрэнк передумал. Если инстинкт не обманывал его самым нахальным образом, Джейн должна была обожать большие семьи, в то время как он готов был предать эти курятники анафеме. Много выстрадавший средний сын, он был членом именно такого обширного клана, ныне обитавшего в пригороде Детройта.

Джейн позвонила в четыре тридцать и сообщила, что сидит за своим столом и встретится с ним, как только закончит писать отчет. Фрэнку понравился хорошо поставленный, чуть хрипловатый голос, звучавший из телефонной трубки.