Новая встреча

Айзекс Мэхелия

Говарда Барнета убили четыре года назад в далекой южноазиатской стране. Пришло официальное извещение о смерти…

Констанция долго не могла утешиться в своем горе, даже сменила место жительства, чтобы ничего не напоминало о любимом муже. Но время лечит. И вот на ее горизонте появляется преподобный Адам Прайс, викарий местной церкви, спокойный, надежный и обходительный. Уже была помолвка, и скоро под венец…

Но Говард выжил и в один прекрасный день переступил порог дома своей законной жены. Что же теперь им троим делать?

Глава первая

Стоя в тени небольшого брезентового навеса, Говард наблюдал за механиками, суетящимися возле военного транспортного самолета. Здесь, на океанском побережье, здоровье его окончательно расклеилось, к непрестанным резям в желудке добавилась бессонница, чему в немалой степени способствовала изнуряющая южноазиатская жара и влажность. Как бы ни была тяжела жизнь в лагере, там, в горах, климат был намного здоровее, особенно для европейца. Трудно было представить себе, что в Англии сейчас зима, настоящая зима с настоящим снегом.

Из приземистого здания аэровокзала появилась группа людей в камуфляжной форме. Когда они подошли поближе, от нее отделился высокий, стройный, хорошо сложенный человек, новый президент республики Лхорга Леонард Банга. Несмотря на всю сложность положения в дезорганизованной после кровопролитного переворота стране, он все-таки нашел время проводить своего бывшего пленника поневоле и теперешнего друга.

— Ну вот, ты и дождался своего часа, — сказал он, пожимая Говарду руку. — Возможно, позже, когда все пройдет, ты еще вспомнишь о пережитом вместе. Благодарю тебя за все.

— Разве такое забывается, Леонард, — ответил Говард с улыбкой. — Спасибо, что пришел, тебе сейчас, наверное, совсем не до меня.

— На тебя у меня время всегда найдется, — возразил Банга.

Глава вторая

Конни пришла в сознание. Кто-то громко стучал в ее дверь.

В первый момент она никак не могла сообразить, где находится, и, далее осознав, что лежит на ковре возле камина, не могла понять почему. Может быть, просто споткнулась и упала, ударившись при этом головой? Конни не помнила даже, как потеряла сознание. Очевидно было одно: не просто же она прилегла на ковре возле незажженного очага.

Голова просто раскалывалась от боли, и стучавший в дверь отнюдь не способствовал ее исцелению. Если бы он не колотил так громко, она, может быть, обрела наконец способность соображать.

— Конни! — Щелкнула задвижка щели для почты, и кто-то крикнул через отверстие. — Конни, ты меня слышишь? Где ты? С тобой все в порядке?

Стук на несколько мгновений прекратился, и эта пауза наконец позволила ей сообразить, что это Адам. За ее дверью стоял Адам, и непонятно почему в его голосе звучало крайнее беспокойство. Конни смутно помнила, что этим вечером он должен преподавать Священное Писание и находиться в церкви, а вовсе не колотить в ее дверь.