Морской паук

Леконт Мариан

В безмятежной деревушке на берегу дикого острова разгораются смертельные страсти. Прекрасный новый мост, связавший островок с материком, привлек сюда и многочисленных охотников за недвижимостью, желающих превратить этот девственный уголок природы в туристический рай. Но местные владельцы вилл и земельных участков сопротивляются. И вот один из них обезглавлен, второй умирает от укуса змеи, третья кончает жизнь самоубийством, четвертый… Это уже не тихий остров, а настоящее кладбище! Чья же невидимая рука ткет паутину и управляет чужими судьбами?

Две женщины, ненавидящие друг друга, ведут местную хронику. Одна, Джин Фиц, публикует обличительные статьи в собственной газете, вторая, не так давно появившаяся на острове ясновидящая Майя описывает происходящее в письмах к незнакомцу.

Оригинально построенный сюжет, колоритные персонажи, тонкая психологическая игра и неожиданная развязка — все это заслуженно принесло роману Мариан Леконт ошеломляющий успех у публики.

ПРОЛОГ

«ПИКАНТНАЯ УТКА» Четверг, 14 марта

Сообщения на первых полосах газет:

1

ЛОЖНЫЕ ШАГИ

Дорогой Матео,

Парижан обуяла страсть к провинциальной безмятежности, а в безмятежном Дорсе у провинциалов разгорелись страсти. Впрочем, я далека от того, чтобы сетовать, потому как сама приехала на остров именно за этим. Хотя время от времени подобные страсти, безусловно, причиняют некоторые неудобства. Всю жизнь я работала по найму, и это мне надоело.

Сейчас одиннадцать часов утра, и деревушка пробуждается. В это время я по обыкновению пью кофе со сливками. Это письмо я пишу прямо из «Брацци», и здесь я не просто так: сидя за моим столиком, я могу наблюдать за офисом господина Гренье, находящимся по другую сторону площади.

Это место — живое сердце деревни (чуть было не написала кровоточащее — что тоже отражало бы истину). Именно здесь высекаются искры, разгорается пламя и тушатся пожары.

Залитая солнечным светом площадь напоминает театральные декорации: белые домики с голубыми и зелеными ставнями, велосипеды деревенских жителей, приставленные к их стенам, штокрозы, тянущиеся из своих горшков к покрытым розовой черепицей крышам — все это словно переносит тебя внутрь пасторального пейзажа.