Исцеление смертью

Дашнер Джеймс

Томас знает, что ПОРОКу доверять нельзя, но его уверяют, будто с ложью покончено, что все необходимые данные собраны в процессе Испытаний. Нашим героям обещают полностью восстановить память и рассчитывают, что они добровольно согласятся пройти последний, решающий тест, от которого будет зависеть, удастся ли создать лечение от Вспышки.

Одно лишь неизвестно ПОРОКу: произошло то, что не было предусмотрено никакими Вариантами, никакими Испытаниями — Томас помнит гораздо больше, чем полагают порочные экспериментаторы. А он понимает, что нельзя верить ни единому слову ни единого представителя этой жестокой организации.

С обманом покончено, но правда оказывается куда более опасной, чем Томас мог себе вообразить.

Выживет ли кто-нибудь из них после Исцеления смертью?

От переводчика: Огромная благодарность моим прекрасным редакторам, иллюстратору и всем, кто оказал мне поддержку. Делать перевод этой книги было неблагодарной задачей, и без вашей помощи я бы не справилась.

Глава 1

Вонь — вот что начало потихоньку сводить Томаса с ума.

Не полное одиночество в течение трёх недель. Не белые стены, пол и потолок. Не отсутствие окон или постоянно горящий свет. Нет, вовсе не это. У него забрали часы. Его кормили три раза в день — меню никогда не менялось: кусок ветчины, картофельное пюре, сырая морковка, ломтик хлеба и стакан воды. С ним никто не разговаривал, в комнату никто не входил. Ни книг, ни фильмов, ни игр.

Полная изоляция — в течение целых трёх недель, хотя кто его на самом деле знает, сколько он тут просидел. Он определял время чисто интуитивно, пытаясь угадать приход ночи, и спал только тогда, когда, по его мнению, наступали нормальные часы сна. Немного помогали приёмы пищи, хотя и еда, похоже, поступала не совсем регулярно. Словно его специально хотели сбить с толку.

Один. Совершенно один в комнате c мягкой обивкой, в комнате, почти начисто лишённой цвета — если не считать спрятанного в углу крохотного унитаза из нержавеющей стали да старого деревянного стола, который Томасу был совершенно ни к чему. Один в невыносимой тишине. И масса времени, чтобы размышлять о страшной болезни, глубоко укоренившейся в нём, о молчаливом, всепроникающем вирусе Вспышки, медленно забирающей у человека всё, что делало его человеком.

Нет, вовсе не это сводило его с ума.

Глава 2

Сколько раз Томас воображал себе этот момент — не счесть. Он в подробностях представлял, что сделает, что скажет. Кинется вперёд, вырубит вошедшего, вырвется наружу и — только его и видели! Впрочем, все эти лихие планы он строил лишь для того, чтобы хоть немного отвлечься. Он прекрасно сознавал, что ПОРОК ничего такого не допустит. Нет уж, ему придётся продумать всё до мелочей, прежде чем сделать свой ход.

И вот это наконец случилось — дверь с лёгким «пуф-ф!» приотворилась, а затем распахнулась настежь. Томас сам удивился собственной реакции: он не сделал ничего. Что-то подсказывало: между ним и столом возник невидимый барьер — как там, в большой спальной палате после побега из Лабиринта. Время действовать ещё не наступило. Пока.

Единственное, что он почувствовал — это легчайший толчок удивления: в комнату вошёл Крысюк — тот самый тип, что наставлял приютелей насчёт испытаний в Топке. Тот же длинный, унылый нос, глазки, как у хорька, волосёнки, зализанные на одну сторону — чтобы прикрыть недвусмысленную лысину. Та же смехотворная «спецовка», по выражению Минхо — белоснежный костюм. Тип ещё больше выцвел с момента их предыдущей встречи. Локтем Крысюк прижимал к себе пухлую папку, набитую измятыми бумажками — руки были заняты: он тащил стул с прямой спинкой.

— Доброе утро, Томас, — сказал он с принуждённым кивком. Не дождавшись ответного приветствия, тип закрыл дверь, установил стул за столом и уселся. Положил перед собой папку, раскрыл её и принялся ворошить бумажки. Дойдя до нужной, прекратил суету, возложил руки на документ, после чего изобразил на крысиной физиономии подобие улыбки и воззрился на Томаса.

Когда тот, наконец, заговорил, то это оказалось не таким простым делом — Томас молчал несколько недель, и поэтому его голос больше напоминал воронье карканье: