Все будет хорошо...

Иванов Крис

Лейтенант-связист ФСБ возвращался из Питера в Анапу к месту службы со свадьбы сестры. В Анапе осталась жена и ребенок. Неожиданно звучит сигнал «АТОМ». Война! В попытке добраться до родных, он возвращается в уничтоженный Санкт-Петербург. Что ждет его? Сможет ли он пойти до конца за свои принципы в борьбе против обезумевших жителей мертвого города?

Глава 1

— Русское радио — все будет хорошо! — магнитола пропела стандартный призыв и тут же зазвучала музыка из «Бумера» — «никого не жалко». За окном пролетала серая русская глубинка. Нищие деревеньки, убогие поселки. Я всегда задавался вопросом — на что там живут. Вроде и трасс нет больших рядом и до города более-менее большого полсотни километров.… Но живут же! И машины у не которых не чета моей стоят возле домов. Парадокс!

Машина ехала так себе, наверное, что-то с карбюратором. Вот и сейчас на подъеме начала завывать и повышать обороты. Я молча выругался и глянул на GPS-ку: так, километров пятнадцать уже от Боровичей отъехал.… Еще сорок и трасса Питер-Москва, а там по прямой до Москвы и дальше — до Анапы. Осталось всего 30 часов до конца кратковременного отпуска.

И надо же было мне еще завозить родителей в Тихвин с Питера. Сейчас уже бы возле Торжка был. Ладно…. Свадьбу сестры отгуляли, отметили и домой. И так всего пять дней дали. Жену вот не отпустили. Учения какие-то вроде начались и всех врачей стали мобилизовывать, говорят ненадолго.

А меня вот Степаныч, наш командир части береговой охраны ФСБ, отпустил на пять дней. Даже корку выправил фсбэшную. Хоть и учиться до лейтехи оставалось еще полгода, а в ксиве уже- лейтенант береговой охраны ФСБ. Вот так-то. Степаныч нормальный мужик в принципе. Хотя сначала и слушать не хотел. Обстановка напряженная, говорит. Какая нафиг напряженность? Еще только март, а курортники уже поперлись на юга. Уже вовсю бабушки на автовокзале стоят с табличками. Напряженность…

Я прибавил скорости и привычно глянул на дорогу. Крошево, блин. Дворники еле справлялись со снегом вперемешку с дождем. Ничего, за Москвой снега не будет. Машинально посмотрел на часы — уже шесть вечера. Уезжал тоже вечером с Анапы. Тоска такая — не хотел с женой расставаться, но нужно было. Все-таки свадьба у младшей.

Глава 2

Застыл, глядя на капельки капели, аккуратно, как-то по-детски нежно спускающейся с разлома снежной корки. Уже весна… Только птицы не поют что-то. Почему нет птиц?!!!!

Даже сквозь закрытые веки почувствовал вспышку и как пошла волна. Хорошо, что остановились во впадине между холмов, наверху наверно жарко. Пронеслась тепловая волна. А следом пошел звук. Даже не звук — рев. Мы попали как раз между городов: Валдай, Боровичи, Вышний Волочек. Везде части вояк стоят и, соответственно по ним пришлись удары боеголовок. Три волны встретились чуть позади нас, образовав ураган тепла, радиации, ужаса, смерти…

Справа какое-то шевеление. Ах да, Серега. Значит живой. Скоро, очень скоро тут станет невозможно жить. Надо ехать.

— Серега! — я окликнул его. — Вставай быстро! Надо валить отсюда, пока не сдохли! Давай-давай!

— Как ты думаешь, от Питера осталось что-нибудь? — с тоской спросил он и посмотрел на небо, которое заволокло тяжелыми облаками.